Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Геноцид Русов.

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Геноцид Русов.


  • #2

    Гражданская война, а точнее - бойня, разгорелась на территории СССР с конца 80-х. Истребляли в основном - славян и других ариев (русов-русских, русов-украинцев, беларусов, немцев и т.д.). Нынешние Правители, прямые Наследники тех прежних Правителей - скрывают эту горькую Правду от своего народа до сих пор, руки то у них тоже запачканы в славянской крови...
    Лишь самые малые выдержки из хроники геноцида славян:

    Таджикистан


    Сбор исламистов для погромов

    «Характерно, - пишет в своей книге «Враг народа» Д.О. Рогозин, - что первыми жертвами озверевших сепаратистов становились русские мирные жители. Например, внутритаджикской резне между «вовчиками» /ваххабиты/ и «юрчиками» предшествовали расправы в Душанбе и других городах над русским населением. В середине февраля 1990 года национал-исламисты буквально растерзали полторы тысячи русских мужчин и женщин в Душанбе. Женщин под грохот автоматных очередей и гогот насильников заставляли раздеваться и бегать по кругу на площади железнодорожного вокзала.


    Эти леденящие кровь истории, о которых упрямо молчит российское телевидение «во избежание разжигания межнациональной розни», вы и сейчас можете услышать от чудом оставшихся в живых русских беженцев, которые вот уже более 15 лет пытаются найти кров, гражданство, сочувствие и поддержку у российских властей. Бесполезно. Этим господам и тогда было наплевать на геноцид русского народа, брошенного на произвол Горбачевым, Ельциным (Эльсиным) и демократами, наплевать и сейчас.

    Ни крики умирающих младенцев, ни стоны изнасилованных русских девушек не тронули сердца банды честолюбцев и воров, дорвавшихся до власти. Ведь убивали русских, а русских защищать не следовало! Полуживая КПСС и полуразложившийся от массового предательства КГБ не были способны удержать страну от распада…»

    "В феврале 1990-го, аккурат в день очередной годовщины исламской революции в Иране, – погром русских кварталов Душанбе. Убийство средь бела дня корреспондента ОРТ Никулина, расстрел из гранотомета школьного автобуса с детьми российских офицеров. Зверская расправа над православным священником в Душанбе, поджог храма, бесчинства на кладбищах… и т.д." Владимир Кленов, Душанбе. «Памир: воспоминание о русских»


    "А назавтра отрезок дороги у текстильного комбината превратился в ад. Банды исламских фундаменталистов блокировали шоссе. Из прибывающих с двух сторон автобусов и троллейбусов они вытаскивали русских женщин и насиловали здесь же на остановках и на футбольном поле у дороги, мужчин жестоко избивали. Антирусские погромы прокатились по всему городу. «Таджикистан для таджиков!» и «Русские, убирайтесь в свою Россию!» - главные лозунги погромщиков. Русских грабили, насиловали и убивали даже в их собственных квартирах. Hе щадили и детей. Такого изуверства Таджикистан еще не знал... Городские и республиканские власти растерялись..." Владимир Стариков. «Долгая дорога в Россию»

    «В тот день когда всё началось все морги города Душанбе были переполнены телами русских людей, по этой причине был даже организован дополнительные полевые морги.
    На центральной площади были изнасилованы и публично растерзаны две русских студентки. Можно много рассказывать обо всех ужасах, которые там происходили,… но не хочу тут разжигать ничего, тем более во многое просто трудно поверить.
    Нашу семью тоже затронула трагедия…
    Дядя моей жены стоял на остановке и ждал автобуса. Подошли пятеро вооружённых винтовками таджика…
    - Русский?
    - Да, Я – РУССКИЙ…
    - Пошли!
    Казнь была демонстрационной… на площади… чтоб боялись… вообще когда тело поступило к патологоанатомам, те решили по характеру ранений что расстреляли из крупнокалиберного пулемёта… потом лишь следствие и опрос свидетелей установило что его пронзали заточенными арматуринами. Тело рвали мастерски… он умирал в течении двадцати минут. Дядя был в молодости спортсменом и был достаточно крепок, и когда его растерзанного и изуродованного оставили истекать кровью, он нашёл в себе силы доползи до ближайшего дома… умер в подъезде.
    Тем русским кто бежал из Таджикистана на поезде, (в том числе семья моей жены, тогда ей было 11 лет), на прощание по вагону запросто давали очередь из АК, либо запирали все двери и кидали горящую смоляную тряпку в начале вагона (на скорости ветер раздувал огонь и целые семьи сгорали за пару минут)…» Бывший душанбинец.

    "...А в марте, как только начала работать железная дорога, первая волна отъезжающих русских хлынула на товарную станцию за контейнерами, на вокзал и аэропорт за билетами. Из семисот тысяч жителей тогдашнего Душанбе триста тысяч составляли россияне. Вскоре стала ощущаться нехватка врачей и учителей в русских классах. У моей дочери в восьмом классе в течение полугода отсутствовал учитель физики, что вынудило нас перевести ее в другую школу. Именно в эти дни родился знаменитый лозунг: «Русские, не уезжайте - нам нужны рабы!». Он украшал заборы города до дня отъезда нашей семьи из Таджикистана. После распада СССР поток отъезжающих усилился. Вирус национализма, посеянный в феврале 90-го, дал всходы. И не только в этой южной стране, но и во всей Средней Азии и остальных государствах ближнего зарубежья. 90 процентов русских покинут в ближайшие годы Таджикистан, рассеявшись по всей России, да и по всему миру». Владимир Стариков. «Долгая дорога в Россию».

    "...в октябре 1991 г. уже в свободной обстановке, когда Анатолий Собчак, российский демократ и "крёстный отец" Путина, сказал свое знаменитое «здесь нет русских, здесь есть коммунисты», а т.н. таджикские «демократические силы» устраивали многомесячные сидячие митинги, где были и такие лозунги «русские! не уезжайте, - нам нужны рабы». Все это вместе взятое четко подпадает под определение геноцида. Геноцида русской диаспоры в Таджикистане в 1990-х годах». Пётр Чернов. «О чём умалчивает статья Каримова». «НГ». 2000 год.

    «Май - июнь 92-го. В Душанбе проходят многотысячные митинги исламистов... В пригороде Душанбе неизвестными лицами были расстреляны пассажиры автобуса - 12 человек, ставшие первыми, страшными в своей бессмысленной жестокости жертвами надвигающейся гражданской войны. Автобус сожгли. В тот же день один из лидеров оппозиции, выступая по национальному телевидению, объявляет всех русских, проживающих в Таджикистане, заложниками... Гражданская война в условиях «нейтралитета» государственных силовых структур, после заявления руководителей МВД и КНБ (комитета национальной безопасности) республики Таджикистан о нейтралитете подчиненных им ведомств, полностью охватила центральные, юго-западные и южные районы республики. Октябрь 92-го. Душанбе, столица Таджикистана, в руках ваххабитов. В русской школе в центре города исламисты захватили в заложники школьников, и т.д".


    В нагнетании антирусской истерии во всех республиках бывшего СССР немало потрудились представители творческой интеллигенции. В Таджикистане на этой ниве особенно отличилась поэтесса Гулрусхор Сафиева. В 20 лет она вступила в КПСС, возглавила сектор печати таджикского комсомола, в 24 года получила членский билет Союза писателей Таджикистана и ещё через 10 лет стала секретарём правления. Во время Перестройки Сафиева из убеждённой коммунистки обратилась в пламенную националистку и правоверную мусульманку. На митингах «исламско-демократической» оппозиции поэтесса произносила антирусские речи, сокрушалась о «поруганной северными варварами моей прекрасной темноглазой Родине», называла Великую Отечественную войну «российской мясорубкой куда загнали таджиков», предрекала, что «час расплаты наступил, и пусть кровь смоет русскую грязь». На этом фоне весьма примечательной выглядела позиция местного криминального авторитета Сангака Сафарова, заявившего: «Кто тронет хоть одного русского - будет иметь дело со мной!» Сафиева же с началом гражданской войны покинула Таджикистан и обосновалась в Москве, печатается на страницах газет «северных варваров», включая официозную «Российскую», проводит творческие вечера…

    К 90-му году в Таджикистане проживала самая южная русская община бывшего СССР, насчитывавшая 437 тысяч человек, не считая т.н. русскоязычных (всех вместе до 1 млн. чел). После гражданской войны и всеобщего обнищания в этой, ныне независимой, республике осталось не более 40 тысяч русскоязычных граждан на положении полурабов.

    Азербайджан

    Когда говоришь слова «погром», все, как правило вспоминают бедненьких евреев. На самом деле, если хотите узнать, что такое погром, спросите об этом русских беженцев из Чечни и Азербайджана. Ну про ТО, что делали и продолжают делать с русскими чеченцы многие уже знают. Об этом разговор отдельный. А вот про бакинские погромы 1990 года мало кто знает. А жаль. Иначе многие по-другому посмотрели бы на гостей с Кавказа.

    Из всех кавказских республик (не считая Чечни) наибольшей жестокостью в отношении русского населения отличился Азербайджан. Если в Грузии кровопролитие было всё же обусловлено в первую очередь территориальными конфликтами, то в Баку русских в январе 1991 года убивали только за то, что они русские.

    Первыми жертвами погромов стали армяне, ненависть к которым с момента карабахского конфликта била через край. Достаточно сказать, что, когда в 90-м произошло страшное землетрясение в Спитаке и Ленинакане, Баку ликовал, и в Армению был отправлен поезд с топливом в рамках оказания помощи, к которому обязывались все союзные республики, на цистернах которого было написано: «Поздравляем с землетрясением! Желаем повторения!»

    До определённого момента кровопролитие удавалось избежать, благодаря русскому коменданту города. На требование руководства «Народного фронта» убрать всех инородцев генерал, немного подумав и что-то подсчитав в уме, заявил, что ему достаточно четырех суток для эвакуации некоренных жителей, после чего он превратит город в мусульманское кладбище. Желающих экспериментировать не нашлось, и «народные защитники» сразу отступили. Впрочем, ненадолго. Ослабление государственной власти и распад страны не мог не стать катализатором с трудом сдерживаемой агрессии азербайджанских экстремистов. О том, что списки обречённых на истребление готовились заранее, было известно. В первом списке стояли армяне, во втором – русские. Однако, никаких своевременных мер не было принято, и 13 января началась бойня.

    Вот живая картинка из Баку девяностого года. Беженка Н.И. Т-ва: «Там творилось что-то невообразимое. С 13 января 1990 начались погромы, и мой ребенок, вцепившись в меня, говорил: «Мама, нас сейчас убьют!» А после ввода войск директор школы, где я работала (это вам не на базаре!), азербайджанка, интеллигентная женщина, сказала: «Ничего, войска уйдут - и здесь на каждом дереве будет по русскому висеть». Бежали, оставив квартиры, имущество, мебель… А ведь я родилась в Азеpбaйджaне, да не только я: там еще бабушка моя родилась!..»

    Да, Баку в 1990 году кипел ненавистью к «русским оккупантам». Горцы создавали Азербайджан для азербайджанцев: «на улицах и в домах орудует толпа громил, и при этом митингующие ходят с глумливыми лозунгами: «Русские, не уезжайте, нам нужны рабы и проститутки!». Сколько же сотен тысяч, если не миллионов, русских людей пережили десятки погромов и «холокостов», чтобы, в конце концов, убедиться, что нет никакой дружбы народов?


    «Женщина из 3агорска оказалась русской беженкой из Баку. Внешне похожа на внезапно постаревшую девочку-подростка, бледная, руки трясутся, говорит, сильно заикаясь - так, что порой трудно разобрать речь. Проблема ее проста по какому пункту какого из юридических документов их должно считать беженцами? их не прописывают, а на работу без прописки не принимают («правда, я шитьем подрабатываю, полы в подъездах мою»), статуса беженцев де присваивают ,положенных в этом случае денег не дают. Галина Ильинична стала объяснять... Беженка вынула лист бумаги и авторучку, но записать ничего не смогла - руки тряслись так, что ручка оставляла на листке только прыгающие каракули. Я взялся помочь.

    Закончив писать, спросил беженку, кивнув на трясущиеся руки: «Это отчего у Вас так?..» «Ой, да сейчас уже почти прошло! Я и говорить сейчас стала лучше (А я, грешным делом, думал, что хуже некуда!) А вот тогда, когда нас убивали...» «Где вас убивали?» «Да в Баку, где мы жили. Выломали дверь, мужа ударили по голове, он без сознания валялся все это время, меня били. Потом меня прикрутили к кровати и начали старшенькую насиловать - Ольгу, двенадцать лет ей было. Вшестером. Хорошо, что Маринку четырехлетнюю в кухне заперли, не видела этого… Потом побили все в квартире, выгребли что надо, отвязали меня и велели до вечера убраться. Когда мы бежали в аэропорт, мне чуть не под ноги упала девчоночка - выбросили с верхних этажей откуда-то. Вдрызг! Её кровь мне все платье забрызгала... Прибежали в аэропорт, а там говорят, что мест на Москву нету. На третьи сутки только и улетели. И все время, как рейс на Москву, ящики картонные с цветами, десятками на каждый рейс загружали… В аэропорту издевались, все убить обещали. Вот тогда я начала заикаться. Вообще говорить не могла. А сейчас, - на ее губах появилось что-то наподобие улыбки, - сейчас намного лучше говорю. И руки не так трясутся...»

    У меня не хватило мужества спросить ее, что же сталось со старшенькой, которой было двенадцать лет, в день чудовищного надругательства, как пережила весь этот ужас четырехлетняя Маринка…»

    Вот так. У вас появились некоторые вопросы к радостно улыбающимся азерам, которых полно на наших рынках? Помните, глядя на них: ЭТО ОНИ насиловали двенадцатилетнюю Ольгу, ЭТО ОНИ выкидывали русских детей из окон, ЭТО ОНИ грабили и унижали наших братьев!


    Ещё один рассказ - "Сегодня на улицах Баку стоят танки, дома одеты в черные траурные флаги.
    — На многих домах надписи: «Русские — оккупанты!», «Русские — свиньи!». Моя мама приехала по распределению из Курска в глухое горное азербайджанское село учить ребятишек русскому языку. Это было тридцать лет назад. Теперь она пенсионерка. Я второй год работала в школе учительницей... Пришла неделю назад в школу, а в коридоре надпись: «Русские учителя, идите в уборщицы!». Я говорю: «Вы что, ребята?». А они в меня плюют... Я их азбуке учила. Теперь вот мы с мамой здесь /в России/. Родственников в России у нас нет. Денег нет, работы нет... Куда? Как? Ведь моя родина — Баку.Женщины-учительницы, с которыми я беседовал в маленькой комнатке, то и дело утирали невольные слезы обиды.
    — Я убежала с дочкой с одной сумкой, за три минуты. Жуткая обида! Я же не политик, я детей учила и не виновата в тех бедах, что были в республике. Я не видела на лозунгах Народного фронта фамилии Алиева. Зато Горбачева они представляли не в лучшем виде. Обидно, потому что я знаю этот народ, у меня там друзья, вся жизнь моя там.
    Я не называю имен и фамилий этих женщин — они так просили. В Баку остались их родственники, мужья. Мало ли что...
    — Экстремисты прекрасно организованы, чего не скажешь о местных властях. В конце прошлого года жилищные конторы по всему городу потребовали всех заполнить анкеты, якобы для получения талонов на продукты. В анкетах нужно было указать и национальность. Когда начались погромы, в руках экстремистов оказались точные адреса: где живут армяне, где русские, где смешанные семьи и т. д. Это была продуманная националистическая акция.
    Я выхожу в коридор военных казарм Московского высшего пограничного командного училища КГБ СССР, где сегодня живут эти женщины. По длинному блестящему коридору ходят курсанты с повязками, на стенах самодельные указатели со стрелками — «междугородный телефон», «детская кухня». Бегают ребятишки, которые неизвестно когда и где снова пойдут в школу. Тихо ходят грустные русские женщины. Мужья многих из них сегодня там, в Баку, охраняют жизнь азербайджанских детей.
    Каждый день в училище прибывают более четырехсот женщин, стариков, детей. Всего в Москве и Московской области русских беженцев из Баку более 20 тысяч".

    Следующими жертвами по плану погромщиков должны были стать русские офицеры и их семьи. В первые дни был захвачен детский сад, быстро, однако, отбитый нашими военными, затем в акватории Каспийского моря пытались затопить суда с беженцами, атаку на которые удалось отбить чудом. Александр Сафаров вспоминает: «Третий день резни, 15 января, начался со страшного грохота. Сначала послышался звук, напоминающий взрыв, потом гул, и новое здание штаба флотилии на Баиловской шишке исчезло в облаках пыли. Штаб сполз по склону, разрушив и засыпав обломками столовую береговой базы бригады ОВРа.

    Официально причиной обрушения штаба стал оползень, однако время случившегося вызвало сомнения в правдивости этой версии (по версии военных - это был подготовленный теракт).

    От штаба уцелела одна стена с балконом и Главкомом на нем. Он как раз вышел на балкон осмотреться, а возвращаться ему оказалось некуда. Под обломками зданий погибло 22 человека, и среди них мой хороший товарищ капитан 3 ранга Виктор Зайченко. Его задавило перекрытием в кабинете на втором этаже столовой. У Вити осталось трое сыновей.

    В течение следующих месяцев русских повально выселяли из квартир. В судах на все претензии заявляли откровенно: «Кто захватил? Азербайджанцы? Правильно сделали! Езжай своя Россия и там командуй, а здесь мы хозяева!!!» Но самый тяжёлый удар российские военнослужащие получили после краха ГКЧП. Придя к власти, Борис Ельцин объявил базировавшуюся в Баку флотилию российской, а военнослужащих россиян передал под юрисдикцию Азербайджана. Этот акт был справедливо расценен военными, как предательство. «Именно в это время, - пишет А. Сафаров, - пользуясь таким положением, азербайджанский суд приговорил лейтенанта общевойскового училища, применившего оружие при отражении вооруженного нападения на КПП училища и убившего несколько бандитов, к смертной казни.

    Больше года парень провел в камере смертников в ожидании расстрела, пока под нажимом общественного мнения в России (в основном газеты «Советская Россия») Гейдар Алиев вынужден был передать его российской стороне.

    А сколько еще таких, как он, были преданы и на Родину не вернулись? Все это осталось тайной, в том числе и число жертв резни. Обо всех не расскажешь…»

    Согласно докладу председателя Русской общины Азербайджана Михаила Забелина, на 2004-й год в стране осталось около 168 тысяч русских, тогда как на первое января 1979 года в Азербайджане проживало около 476 тысяч граждан русской национальности, в 22 районах республики насчитывалось около 70 русских населённых пунктов и поселений. В 1989 году в Азербайджане проживало 392 тысячи русских (не считая других русскоязычных), в 1999 году - 176 тысяч…

    На фоне этого масса азербайджанцев благополучно обосновалась в России, в Москве. Но и этого показалось мало, и в январе 2007 года Организация Освобождения Карабаха выступила с угрозой в адрес оставшихся в Азербайджане русских. Угроза была мотивирована мнимой дискриминации их соотечественников в России: «Положение азербайджанцев во всех регионах России, и в частности, в центральных городах, плачевное. Торговые объекты, принадлежащие нашим соотечественникам, закрываются, те, кто пытается открыть новые, подвергаются проверкам, на них налагаются штрафы, в домах азербайджанцев проводятся обыски, и применяется насилие.
    Эта коварная и жестокая политика в отношении азербайджанцев России проводится с позволения официальных лиц, и выражает их позицию, которая заключается в полном выселении азербайджанцев из этой страны. (…)
    Мы требуем от российского руководства положить конец дискриминации наших соотечественников, проживающих в этой стране, в противном случае ООК предпримет конкретные шаги по приостановлению деятельности российского посольства в Баку и выселению русских из Азербайджана» - говорится в сообщении.

    Российское руководство, разумеется, не напомнило азербайджанским мигрантам и их защитникам, что у них есть своё государство, и они могут возвращаться туда и устанавливать свои порядки там, а не в России.

    Узбекистан

    Просто Мария из Ферганы
    "Девочка Маша родилась в Смоленской области незадолго до войны. Вместе с родными пережила фашистскую оккупацию. Голод, страх, массовые расстрелы мирных людей — все было как у всех. После войны вместе с мужем, простым солдатом-артиллеристом, закончившим войну в Германии, перебралась в Узбекистан. Потом тоже как у всех — дети выросли, муж умер.
    Тут начались известные события в среднеазиатских республиках — всё началось с резни турок-месхетинцев в Фергане, кровавые бои в Оше.
    — Вот где мы страху натерпелись, хуже, чем в войну, — вспоминает Мария Андреевна. — Узбеки отрубали русским головы, выставляли в мясных лавках на всеобщее обозрение. Число погибших до сих пор неизвестно, власти (СССР - совр. России, Узбекистана) скрывают всю правду...
    Отдав за бесценок квартиру и нажитое добро, женщина перебралась к родным в Иркутск"

    Наше время - "7 Июля 2004. Вся разъяренная толпа соседей пыталась ворваться в квартиру, сметая и круша все что, попадало под руку, при этом кричали: "Вы русские свиньи убирайтесь из Узбекистана. Скоро здесь будет новая власть, новое государство. Вновь возродится Ислам, неверных перережут. Все русские девки шалавы и проститутки".
    Вызванный наряд милиции не отреагировал на просьбу вызвать бригаду криминалистов и зафиксировать нанесенный ущерб.
    Утром 8 июля продолжение следовало. Опять угроза в адрес мужа "Ты уже труп. Вынесут тебя вперед ногами. И никто тебе не поможет, ни милиция, ни СНБ. Пиши хоть президенту – никто нам не указ. Всех раком поставим". Семья Жигаевых и Личман из Андижана, один день из жизни русских в Узбекистане.

    Количество этнических русских, по оценкам экспертов, сократилось в Узбекистане с конца 1980-х годов к 2000-му году почти в три раза: с 1 млн. 650 тысяч до полумиллиона человек.

    Как отмечает Чиланзарский, обстановка в республике накалялась с 70-х годов, а к 80-м уже балансировала на грани: «В 80-е уже было страшно ходить по городу в ночное время, а по махалям (местам компактного сосредоточения узбеков) - и в дневное. Группы молодых узбеков могли оскорбить, унизить и даже жестоко избить одинокого прохожего, что зачастую сопровождалось грабежами. Были и попытки изнасилований прямо в метро. А уж случаи, когда водитель автобуса останавливался и «просил» всех русских выйти, чтобы автобус смог продолжить движение, были просто штатными.

    Каких только привилегий не было у узбеков по сравнению с русскими в советское время - всего не перечислишь. В 99% случаев начальником ставили узбека, а замом - русского: это чтобы работа не встала. В 99% конфликтов нам, русским, говорили, что мы должны понять национальные чувства узбеков, смириться с перекосами в их обычаях, которые так или иначе ущемляли наши права (например, всенощные свадьбы перед рабочим днем, проходившие во дворах домов под грохот 100-ваттных динамиков). Вы будете смеяться, но школьницу-узбечку могли освободить от субботника только потому, что ее папа не разрешает ей носить брюки, а в юбке подметать или мыть окна не удобно.
    К тому, что произошло в Узбекистане и с узбеками за последнюю сотню лет, очень подходят слова одной из песен времен революции: «Кто был никем - тот станет всем». Оставив Узбекистану высокоразвитую культуру, науку, промышленность, инфраструктуру, Россия даже освободила его от внешних долгов СССР, приняв всю их тяжесть на плечи своего народа. И всего этого оказалось мало, т.к. русские были и остаются в представлении узбеков «кровавыми оккупантами», которые должны покинуть их территорию. Но самое смешное, что прогоняя нас, они сами едут в Россию - пока что в основном на заработки, но не редки случаи, когда и на постоянное проживание со сменой гражданства. Перед самым моим отъездом одна узбечка мне даже пожаловалась, что после независимости стало жить намного хуже, и что русским еще не так плохо как узбекам - им, мол, есть куда уезжать, т.е. в Россию, а узбекам, бедолагам, некуда - их в России не любят. Вот так: «хитрые» русские как всегда оказались в выигрыше!»

    «Пятиминутки ненависти» в школах после распада Союза превратились в общегосударственные мероприятия. В столице Узбекистана, где в срочном порядке переименовали более половины улиц, открыли Музей памяти жертв репрессий, где «пятиминутки ненависти» проходят в обязательном порядке. «Основная часть мемориального комплекса была сооружена в 2000 году по инициативе и под руководством президента Ислама Каримова, о чем повествует англоязычная надпись на гранитной стеле, выполненная позолоченными буквами, правда, с грамматической ошибкой. Общий замысел - его же, - пишет корреспондент сайта ferghana.ru Олег Байрамов. - Сюда, в Музей памяти жертв репрессий, регулярно приводят на экскурсии школьников, студентов, учителей, врачей, солдат, курсантов, милиционеров и служащих со всех областей Узбекистана. Среди экспонатов - фотографии, выписки из документов, старые газеты, географические карты, сабли, ружья, винтовки, плетки, печатная машинка, граммофон, книги и прочие предметы быта. Экспозиция составлена так, чтобы вызвать чувство праведного гнева по отношению к злобным русским захватчикам и угнетателям.
    Вот какую "ненависть" несли русские - «В каждой послевоенной пятилетке вводилось в строй около 100 промышленных объектов. К 1985 году в республике уже имелось более 1500 производственных и научно-производственных объединений, комбинатов и предприятий. Выпуск промышленной продукции, по сравнению с 1941 годом, увеличился в 21 раз». Это цитата не из советского, а уже из нового учебника истории Узбекистана для вузов, изданного в 2002 году.

    Всё лучшее Россия отдавала национальным республикам Ср. Азии и Кавказа. В советский период под лозунгом развития национальных окраин стремительно осваивались степи и пустыни, возникали поселки и новые города, которые и сегодня являются основой и опорой промышленности Узбекистана: Ташкент (часть, определяемая как «Новый город»), Фергана, Чирчик, Ангрен, Алмалык, Бекабад, Нукус, Навои, Учкудук, Зарафшан. В подобных масштабах вливания средств, материалов и специалистов в экономику республики не будет уже никогда.

    Казахстан

    Не следует, однако, думать, что русские в Казахстане не стали жертвами тех же процессов, что происходили и происходят в других регионах. Да, в этой республике не было массовой резни, здесь русских вытесняли «цивилизованно». Идеологию, на которой стала базироваться с конца 80-х политика в отношении русских, сформулировал местный этнограф Макаш Татимов. Именно его тезисы неоднократно озвучивал президент Казахстана Н. Назарбаев. Сущность своей доктрины, цель, которую преследует она, Татимов сформулировал так: «бесконфликтное отступление бывшей имперской нации» - то есть русских. Впервые шовинистические тенденции громко проявились в Казахстане в декабре 1986 года. Тогдашние события в Алма-Ате не были в достаточной степени расследованы и освещены. В своей статье «Там байство дикое…» («Завтра», № 10(327), 9 марта 2000 года) В. Ертаулов пишет: «Прерванное на самой ответственной стадии расследование декабрьских событий все-таки успело кое-что прояснить.

    Во-первых, тот декабрьский бунт 1986 не был ни спонтанным, ни стихийным: плакаты и транспаранты, которые несли «повстанцы», были изготовлены за год, за два, а то и за три года до событий.

    Во-вторых, официальный лепет о социальных причинах беспорядков был абсолютно несостоятелен. В лозунгах, под которыми выступали «повстанцы», ни единого слова не было о материальном неблагополучии или жилищном неустройстве. «Да здравствуют казахи!» («Казак жассасын!!!») - вот что во всю мощь юных глоток скандировала многотысячная толпа. «Казахстан - для казахов!», «Казахстаном должен управлять казах!» - вот что значилось на транспарантах.

    В-третьих, «стихийное» выступление было удивительно дружно поддержано по всему югу Казахстана.

    Но главным, что открылось в процессе расследования, что было наименее приятным и начисто разрушало кунаевскую легенду о «лаборатории дружбы народов», было очевидное: здесь рано или поздно грядет этническая чистка».

    Большая чистка
    На протяжении многих лет интеллектуальная казахская элита готовила идейное обоснование будущей большой этнической чистки.

    Итог вдохновенного труда подвел этнограф Макаш Татимов. Основные тезисы "доктрины Татимова" с тех пор неоднократно озвучивались лично Н.Назарбаевым. Вот их краткая суть.

    Этническая ситуация, при которой казахи оказались в численном меньшинстве на своей земле, создана искусственно, по воле "московского центра", путем измора и изгнания казахов в процессе коллективизации 30-х годов, а также в результате использования территории Казахстана для массовых ссылок и депортаций, особенно - немцев, чеченцев и корейцев. Ну, а поскольку ситуация-де создана искусственно, у казахского народа есть все права, а главное, моральное право, преодолеть эту ситуацию также искусственными методами. При Союзе М.Татимов помалкивал о сущности этих методов, в дальнейшем, будучи советником президента Назарбаева, стал гораздо откровенней, выразив свою мысль так: "бесконфликтное отступление бывшей имперской нации" - то есть русских...
    Поскольку большое количество казахов проживает вне Казахстана, необходимо обеспеченное на государственном уровне "орда басы" - "соединение орд", то есть объединение всех казахов в едином государстве. В результате же к 2010 году планируется восстановление порушенной "рукой Москвы" исторической справедливости и образование этнически однородного электората. Тогда все лозунги "декабристов-86" автоматически станут былью.

    Этнические чистки, как уже отмечалось, имели «цивилизованные формы»: вытеснение со сколь-нибудь важных должностей и из торговли, поражение в политических правах, в сфере образование, наконец, в языке. «В настоящее время, - пишет Ертаулов, - в Казахстане переименованы десятки тысяч объектов: улиц, площадей, городов, городских и сельских районов, никогда не имевших иных названий, кроме русских. Самый крупный и вызывающий акт «ономастического вандализма", пожалуй, переименование исконно русского города-порта Гурьев в «Атырау».

    Снесены десятки памятников, среди которых: памятник Ермаку Тимофеевичу в г. Ермаке (сам город переименован в «Аксу»), памятник первоцелинникам на привокзальной площади и мемориал «Покорителям Целины» в Целинограде (сам город ныне – «северная столица», «Астана»), бюст Пржевальского в г. Зайсане». Примечательно, что вскоре после этого премьер В. Черномырдин лично отправился в Астраханскую область на открытие отреставрированного мавзолея казахского народного композитора Курмангазы, похороненного на территории РФ. После торжеств и взаимных клятв в нерушимой дружбе народов, В. Черномырдин и Н. Назарбаев отвечали на вопросы журналистов. Кто-то задал каверзный вопрос о сносе памятника Ермаку в г. Ермаке. «В Казахстане нет такого города!» - отрезал Н.Назарбаев. Он сказал сущую правду - к тому времени такого города уже не существовало: Ермак был переименован. Черномырдин промолчал.

    О положении русских Казахстане недвусмысленно говорит письмо 2000 года уральских казаков из Западноказахстанской области Владимиру Путину, в котором авторы призывали президента России «остановить геноцид русского народа в Казахстане». В письме казаки писали о том, что «в результате агрессивной национальной политики казахских властей» происходит процесс выдавливания представителей русского населения и казачества за пределы РК, что из Казахстана выехало около трех с половиной миллионов человек (25% всего населения), а по прогнозам наблюдателей отток в 2000 году составит ещё 500-700 тысяч человек, что закрываются русские культурные учреждения и школы, а в школах казахских фальсифицируется история России. «Тем не менее мы не желаем покидать свою родину и могилы предков», - заявляли авторы письма: атаман Уральского (Яицкого) Казачьего войска Е. Сурганов, заместитель старшины Совета старшин Н.Круглов и председатель Уральского областного отделения РОСД «Лад» А.Шацкий. В письме к новому президенту России уральское казачество просило решить некоторые актуальные проблемы: например, открыть в г. Уральске постоянное российское консульство, оказать помощь с открытием общеобразовательной школы с российской программой обучения и созданием казачьего центра культуры, а также изменить практику направления на учебу по линии Минобразования в вузы России из Казахстана только казахов и предусмотреть квоту для русских. Письмо, как и следовало ожидать, осталось без надлежащей реакции.

    Чтобы полнее представлять себе картину, обратимся к цифрам, приводимым в уже цитируемой нами статье Ертаулова: «С 1993 года начинается продолжающийся поныне массовый отъезд русского населения. Пик этого процесса пока приходится на 1994 год: более 300 тысяч русских покинуло в тот год Казахстан, почти столько же, сколько всего выехало русских из дудаевской Чечни. Этот печальный «рекорд» едва не был перекрыт 1998 годом - около 250 тысяч. Примерно такой же цифрой знаменуется год 1999-й. В настоящее время миграционная служба РФ оценивает количество русских переселенцев из Казахстана в 2 млн. человек. Эта цифра занижена как минимум на 1 млн. С 1994 по 1996 годы режим Назарбаева ввел положение о засекречивании всех данных по миграции и этнографии. Но должной реакции со стороны любителей порассуждать о «гуманитарных катастрофах» так и не последовало».

    В 1993-95 гг., последовал "немецкий исход". Немецкое население Казахстана к началу исхода насчитывало около 800 тысяч человек. Немцы уже во втором поколении после высылки в Казахстан превратились в подлинную технократическую элиту: известные всей республике руководители совхозов и колхозов, крупные инженеры, прекрасные специалисты-врачи носили немецкие фамилии. И вот этот огромный пласт населения, по квалификационному уровню являвшийся настоящим государственным достоянием, тронулся в путь.

    К этому следует добавить, что в Казахстане накануне перестройки - а фактически начала развала СССР, доля русских составляла
    порядка 50% от всего населения. Казахский автор Улугбек Тагиев приводит в своей статье «Русские в Казахстане: прошлое, настоящее и перспективы на будущее» весьма интересную статистику:
    «В 1987 году узбеки в Узбекистане и туркмены в Туркменистане составляли 53% трудящихся, таджики в Таджикистане – 48%, киргизы в Киргизстане – 25%, а казахи в Казахстане – всего 21%. Соответствующий показатель в России – 83%».


    Таким образом, мы видим, как в государстве, где титульная нация составляла пятую часть от всего население, нация эта становится главенствующей и под лозунгом «Казахстан для казахов» начинает вытеснять все другие нации, на долю которых приходится 80% населения. В России стоит только заикнуться о правах народа, составляющего 83% населения, поднимаются дикие вопли о «русском фашизме» и многонациональности нашей страны.

    Возвращаясь к Казахстану, добавим, что по данным на 2007 год доля русского населения в республике снизилась с 50 до 25%. Добавим также, что причина такой высокой доли русских в этой республике объясняется тем, что большую часть её территории составляют исконно русские казачьи земли, отошедшие Казахстану по фальшивым ленинским границам. Об этих границах и необходимости их пересмотра в разные годы много писал и говорил А.И. Солженицын. В то же время вдова академика Сахарова Е. Боннер ещё после Беловежской катастрофы заявила, что готова «дать Ельцину по физиономии», если он когда-либо поднимет вопрос о границах между бывшими союзными республиками. Ельцин, надо полагать, угрозу воспринял, и в результате границы, лишь 13% которых, как пишет В. Ертаулов, прошли в свое время процедуру, отдаленно напоминающую процедуру демаркации, стали неоспоримыми.

    Молдавия - Приднестровье.

    В Бендерах, еще с 1990 года действовали несколько террористических групп. Их формированию активно содействовал Народный Фронт Молдовы. Одна из таких групп - «Бужор”, организованная при поддержке спецслужб Молдовы «энэфовцем” Илашку, зверски расправилась с депутатом от Приднестровья Н. И. Остапенко и зампредседателем ОСТК Слободзейского района А. Д. Гусаром. Последнего националисты сожгли заживо.
    Банды действовали как в городе, так и в его пригородах. Жители Бендер практически ежедневно хоронили замученных террористами людей, в разное время участвовавших в протестах против политики Молдовы. Настоящая бандеровщина в приднестровском варианте... Затем начались ночные обстрелы города из автоматического оружия. Днем – обычный распорядок: дети в школу, взрослые на роботу. Но как только наступала ночь, начинали стрелять. И так день за днем.

    Приднестровско-молдавский конфликт, развивавшийся с момента отделения ПМР от провозгласившей свою независимость Молдовы, тянулся с 90-го года и достиг своего апогея летом 92-го, приведя к многочисленным жертвам. Молдавская сторона не останавливалась перед провокациями и откровенным террором, как против военных, так и против мирных граждан. Так в один из дней войны боевики обстреляли «Скорую помощь», убив роженицу и ребёнка. Самая страшная трагедия произошла в июне 1992 года в городе Бендеры. 19 июня по Кишиневской и Каушанской трассам в Бендеры вошли молдавские колонны бронетранспортеров, артиллерии, танков Т-55. В течение нескольких часов город был занят. Беспорядочная стрельба из всех видов оружия привела к огромному количеству жертв среди мирного населения. Части РМ наносили удары по зданию горисполкома, казармам гвардейцев, горотделу милиции.

    В своей статье «Памяти Бендерской трагедии» Андрей Самарский пишет: «На рассвете 20 июня части армии Молдовы захватили вокзал Бендеры-1, жилсоцбанк. Огонь вели танки, САУ, БТРы; из села Липканы шел минометный обстрел города. Одна из мин попала в склад ГСМ в/ч 48414 14-й армии России, что привело к гибели российских солдат. Днем части армии Молдовы предприняли штурм Бендерской крепости, где располагалась ракетная бригада 14-й армии. При отражении атаки с российской стороны были убитые. Но приказ Ельцина «не поддаваться на провокации» никто не смел нарушить.

    На «позаимствованной» у 14 армии технике гвардейцы, казаки и ополченцы из Тирасполя двинулись к Бендерам, смяв обе батареи артиллерии Молдовы на мосту, пробились к осажденному зданию горисполкома. Эти танки прорвали кольцо осады. Войска РМ стали беспорядочно отступать.


    К утру 21 июня они контролировали лишь два микрорайона Бендер и пригородное село Варница. В воскресенье 21 июня бои за город продолжались. Около 12.00 начался минометный обстрел Ленинского микрорайона; город переполняли молдавские снайперы, стрелявшие по любой движущейся цели.

    22 июня бои в Бендерах не прекратились. Жестокому артобстрелу подверглось болгарское село Парканы, с расквартированными в нем семьями российских офицеров. Командование 14 армией постоянно слало сводки в Москву о происходящем в Бендерах, но ответы главнокомандующего Б. Ельцина были такие: «Техники не давать, в конфликте не участвовать».

    Комментарий


    • #3

      Первые три дня войны были самые страшные. Все эти дни в городе творился неописуемый ужас. В самом эпицентре ожесточенных боев оказался родильный дом. Практически сразу он загорелся. Главный врач трое суток безуспешно пытался уговорить коммисара молдавской полиции предоставить им коридор для вывода людей. Персонал проявил стойкость, трое суток не уходя со смены. Рожениц на матрасах снесли в подвал и там при свечах оказывали им помощь».

      С пленными захватчики расправлялись с азиатской жестокостью. Писатель Д. Балашов приводил в своей статье «Бойцы вспоминают минувшие дни» свидетельства очевидцев: «...И тут же, за столом, страшные, до сих пор страшные рассказы о трупах взятых в плен раненых казаков, с вырванными ногтями, отрезанными языками, выколотыми глазами (резали — заживо), в заключение распиленными повдоль циркулярной пилой, так что женщинам, прежде чем уложить в гроб, приходилось сшивать обезображенные трупы. А девочки, девочки, зверски изнасилованные и убитые в тех же Бендерах! (Ворвавшиеся в город, омоновцы захватили два класса старшеклассников, собравшихся на выпускной бал. «Мальчикам отрезали члены, а девочек снасиловали и поубивали — все мертвые, в рефрижераторе их сюда привезли. Ждали комиссию, чтобы установить преступление...»)…»

      В Бендерах, впервые за всю историю войн, снайперы стреляли по мирным жителям. Позже стало известно, что в их числе были женщины-спортсменки по пулевой стрельбе из Прибалтики.

      - Был случай, после окончания почти боевых действий в Бендерах, после наведения так называемого конституционного порядка, Кишинев выделил три машины с хлебом для населения. Так вот, один из этих водителей был уничтожен снайпером со стороны Молдовы. Не разобрался, что за машины идут... - рассказывал Сергей Мишин, майор погранвойск ПМР корреспонденту телеканала «Интер» Константину Стогнию.

      - Когда лечился у нас в лечгородке, мне представилась возможность побеседовать с женщиной снайпером, которую казаки захватили непосредственно в Бендерах, - свидетельствовал Виталий Украинский, командир мотоманевренной группы погранвойск ПМР. - Да, ее лечили. Только лечили ее от того, что местный житель, молдаванин по национальности, отрубил ей кисти рук. Казаки, кто ее снимал, понятно, снайперов в плен не берут, хотели ее расстрелять, но военные, которые прибыли к месту этих событий, не дали ее расстрелять, убить. А когда местный житель, взял и отрубил ей руки, там просто никто не мог ничего сделать. В принципе там местные жители ее разорвали бы просто. Так вот с этой женщиной я беседовал в лечгородке. Конечно, она забилась, ее наши же охраняли. Потому что ее там тоже бы разорвали. Она просто приехала заработать денег. У них был выход на позиции 25 долларов. Каждый убитый - 50 долларов...

      «С крыши этого дома прямо напротив моста через Днестр стреляла другая женщина-снайпер, - пишет К. Стогний. - Погибшие на мосту и на улицах - дело её рук. По словам очевидцев, под одним из крестов лежит и она сама. Рядом со своими жертвами. Прибалтийку поймали и сбросили с крыши. После этого из её винтовки ликвидировали других снайперов.

      - Были случаи, когда расстреливали скорую помощь, и оружие мы будем применять только в случае защиты раненых, потому что то, что добивали раненых, ни для кого не секрет, масса случаев издевательства, - дополнял картину хирург Сергей Макаров.

      - Кто добивал раненых?

      - Молдавская сторона. Я сразу понял, что здесь не приднепровские сепаратисты, а люди, которые борются за правое дело. Потому, что они воюют, как воюют военные, а та сторона воюет, как воюют бандиты.

      Город был завален телами. При летней жаре трупы очень быстро разлагались, но убрать их не давали снайперы. Возникла серьезна опасность эпидемии. Люди, рискуя быть убитыми хоронили прямо в своих дворах, но это не спасало положения. Один житель, Никифор Северин, привязав белую тряпку с нашитым на нее красным крестом к трактору, на свой страх и риск стал ездить по городу и собирать трупы и увозил на кладбище хоронить. Где уже было невозможно, хоронил прямо на месте. Этот трактор называли «Ладья Харона». Сначала Кишиневский ОПОН стрелял по трактору. А когда полицейские поняли, что Никифор собирает убитых с обеих сторон, прекратили стрелять».

      Особенную роль в эти героические и страшные дни сыграл легендарный Женский Забастовочный Комитет (ЖЗК) во главе с Галиной Андреевой. Это они встали тогда грудью на защиту своей родины, в течение месяца блокировали железную дорогу, осаждали штаб 14-й армии, требуя оружия и едва ли не готовясь сами вытаптывать мины, заложенные перед военными складами по приказу российских властей, запретивших армии вмешиваться в конфликт. Их деятельность не осталась без внимания противника. Активисткам ЖЗК приходили во множестве письма с угрозами. Галина Андреева вспоминала: «Подбрасывали в день по 10-15 писем с проклятиями и угрозами семьям, нередко они были написаны одной рукой. Рисовали унижающие человеческое достоинство карикатуры. Вот «цитаты» из открытки, присланной якобы из Бельц в мой адрес: «Красная кровавая бандитка! Мы тебя задушим капроновым чулком. Молимся за твою погибель. Умрёшь в страшных муках»». Однако угрозы не сломили женщин, и они продолжали борьбу.

      За время летних военных действий в Бендерах со стороны приднестровцев погибли больше 500 человек, 80 пропали без вести /военные потери/. Молдавская сторона число жертв своих военных не раскрывает и по сей день. Более 1600 квартир были уничтожены. Некоторые кварталы были полностью сравнены с землей вместе с их жителями. Была разрушена почти вся инфраструктура города.

      "Вспоминали, как сидели на матрацах, прикрываясь кусками целлофана, под стеной военного городка 14-й армии, требуя оружия и защиты, а тем было приказано из Москвы не поддерживать и не вооружать приднестровцев, дабы Косташ со Снегуром и их трусливое воинство могли, наконец, справиться с безоружными упрямцами, могли исполнить строгий приказ, полученный молдавскими и московскими холуями от своих заокеанских господ... Так вот, до сих пор, оказывается, помнятся промозглый холод и сырь тех бессонных ночей, и тепло от дружеской помощи, от приносимого утром в термосах чая.

      ... И тут же, за столом, страшные, до сих пор страшные рассказы о трупах, взятых в плен раненых казаков, с вырванными ногтями, отрезанными языками, выколотыми глазами (резали — заживо), в заключение распиленными повдоль циркулярной пилой, так что женщинам, прежде чем уложить в гроб, приходилось сшивать обезображенные трупы. А девочки, девочки, зверски изнасилованные и убитые в тех же Бендерах! (Ворвавшиеся в город, омоновцы захватили два класса старшеклассников, собравшихся на выпускной бал. “Мальчикам отрезали члены, а девочек снасиловали и поубивали — все мертвые, в рефрижераторе их сюда привезли. Ждали комиссию, чтобы установить преступление...”). А этот героический поход, затеянный Андреевой, когда женщины, безоружные, пошли на передовую, в окопы, чтобы остановить войну. Пошли под пули, под артиллерийский и минометный огонь!

      Господи! Да просвети же, наконец, земляков моих, да встаньте, братья, сбросьте эту дерьмократическую сволочь, по которой давно веревка плачет! Врозь мы не спасемся, врозь мы погибнем все! И спастись можем также только все вместе, соборно! Поймите то, что давно понял Лукашенко в Белоруссии, где предатели Родины, ничтожные численно, однако “жадною толпой стоящие у трона”, подняли против него едва ли не вооруженную борьбу. Да уезжайте вы, гады, в свой Израиль или в свою Америку, в свою Румынию, ищите себе землю и народ, который вы не будете оплевывать и который вы станете защищать!

      Идет крупная игра. Международные шулера тасуют карты, сдавая на кону целые государства, взрезая ножом тайной дипломатии тело Великой России, и костью в горле, острой сориной в глазу стоит у них исчезающий маленький кусочек земли - Приднестровье, где за столом из шести душ собираются пять национальностей, где кто-то из начальства — болгарин, а кто-то — венгр, где генерал румын, а в те грозовые годы возглавил приднестровскую армию, борющуюся против румынизации, а процент молдаван в республиканской армии Приднестровья был чуть не вдвое выше, чем в молдавской армии Снегура, на три четверти состоящей из наемников, уголовников, полицаев.

      Здесь устали от обещаний. Приезжал вице-президент Руцкой, с трибуны обещал защиту. Многие плакали, его чуть ли не понесли на руках. Уехав, поговорил на съезде, но обо всех своих обещаниях защитить республику — позабыл. А демократка Старовойтова, на том же съезде, исходя из того, что “гои не люди”, объявила, что приднестровцы не могут считаться русскими, ибо у них нет удостоверяющих это бумажек — клейма на скотину не поставили!... Но эгоизм всегда близорук. Отдать друзей, отдать своих граждан на поток и разорение — это значит завтра погибнуть самому. Погибнуть гнусно, бесславно, сопровождаемому проклятьями преданных тобою людей и народов.
      " Дмитрий Балашов. СЛОВО О ПРЕДНЕСТРОВЬЕ ( из дневника писателя )

      Грузия

      По схожему сценарию развивались события в Грузии. Здесь при Гамсахурдиа русских избивали на улицах, выгоняли с работы, лишали жилплощади (москвичка Н., приехавшая в то время в Тбилиси на похороны матери, смогла вырваться домой только после того, как отписала молодому грузинскому государству унаследованную квартиру), подвергали оскорблениям. Из тридцати русских сёл, бывших в Грузии, на сегодняшний день осталось лишь пять, затем - ни одного...

      Основной же причиной конфликта, также как и в Молдове, стало желание двух входящих в состав этого новообразованного государства республик жить самостоятельно или остаться в составе России. Одним же из немаловажных компонентов конфликта стала русофобия грузинских властей и интеллигенции, выливавшаяся, как в ряде заявлений, так и в конкретных действиях. Как отмечает в своём интервью газете «Коммерсант» (2009 г.) Д.О. Рогозин: «Он (Гамсахурдиа - Авт.) нашел оригинальный способ, чтобы «успокоить» сепаратистски настроенное население Абхазии. Специально для этого он выпустил из тюрем несколько сот особо опасных преступников, дал им оружие и отправил в Абхазию. Их предводитель – жестокий вор-рецидивист и по совместительству вице-премьер Грузии Джаба Иоселиани гарантировал абхазам в случае сопротивления смерть: «Демократия – это вам не лобио кушать!». «Демократия по-грузински» вскоре стала кушать не лобио, а людей. Вооруженные конфликты в Сухуме и Цхинвале разворошили вековую неприязнь между грузинами и северокавказскими народами. На помощь «братьям» в Абхазию потянулись добровольческие отряды радикального общественного движения «Конфедерация народов Кавказа». Приобретая боевой опыт и оружие в столкновениях с грузинами, они скоро применят и то, и другое в Чечне против российской армии. Во всех этих конфликтах русские страдали первыми. Вошедшие в Сухум отряды грузинских бандитов в самом центре города повесили растяжку с характерным для того трагического времени призывом: «Русские мужчины и женщины, не уезжайте из Сухуми! Нам нужны бесплатные рабы и проститутки!». Наглость грузинских боевиков возмутила казаков Юга России. Они сформировали отряд добровольцев и поехали в Абхазию на помощь молодой и храброй республике. Насилие породило еще большее насилие, кровь пролила кровь».
      Примечательно, что в начале 90-х военное ведомство Грузии возглавил Тенгиз Китовани, выпускник Тбилисской художественной академии, в настоящее время также осевший в Москве. На совести данного представителя творческой интеллигенции немало крови. В том числе, русской. Во время военных действий в Абхазии жертвами подчинённых Китовани стали российские туристы и военнослужащие, коих было убито до 40 человек. При этом ни один из погибших не воевал на стороне Сухуми. Так, трое членов экипажа вертолёта Ми-8 сгорели в сбитой машине у села Лата, вывозя женщин и детей из осажденного Ткварчала 14 декабря 1992 года, а ещё пятеро лётчиков погибли в таком же вертолёте 27 мая 1993 года, когда, получив согласие Грузии, доставляли в голодающий город продукты. Сегодня, живя в шикарной московской квартире, Китовани не перестаёт делать антирусские заявления и требовать международной изоляции России. За пятнадцать лет после тех событий политика и методы Тбилиси не изменились, что доказала шестидневная война в Южной Осетии летом 2008 года, когда была буквально стёрта с лица земли осетинская столица и вероломно убиты своими грузинскими коллегами российские миротворцы. Жертвами грузинской агрессии на протяжении последних 16 лет стали тысячи абхазов и осетин, среди которых немалую часть составляли мирные жители, включая стариков, детей и женщин.


      Русские - вернувшиеся в Россию

      «Униженные и оскорбленные, с заледеневшими сердцами, обожженными душами, перебитыми крыльями, плюхаясь в русские снега на пузо, но не ползая на коленях (не увидишь на улицах русского переселенца с протянутой рукой), они возвращаются. Только половина из них, изумляя россиян невиданным трудолюбием, неиссякаемым оптимизмом и верой в свои силы, смогла после возвращения в Россию встать на ноги. Другая половина осталась за чертой бедности (недостало стартовых условий), часть из этой половины просто медленно умирает с голоду. Российские государственные чиновники, прилепив им ярлык беженцев - граждан чужого государства, ищущих убежища в России, освободили себя от обязанности защищать их права в зарубежье.

      «Hельзя называть россиян, вернувшихся в Россию из ближнего зарубежья, как жителей чужого государства, беженцами. Это слово для нас оскорбительно. Мы не беженцы. Мы возвратились на Родину, веря, что нужны ей и что наш народ не оставит нас в беде». (В. Стариков. «Долгая дорога в Россию»)

      «Галина Белгородская - инициатор строительства поселка беженцев «Новосел» в Калужской области была полна оптимизма: «Мы возвращаемся в Россию не иждивенцами... Неужели в России не нужны наши руки и головы?». И она была не одинока. Сотни беженцев из Средней Азии и Кавказа, взявшихся за обустройство своей жизни, - это все люди с высшим и специальным образованием.

      И что же беженцы услышали в Калужской области от местных начальников? «Нам нужны скотники и доярки, а не кандидаты наук». Но такие заявления - это всего лишь «семечки». Кто в нашей жизни может что-либо построить, миновав высокие начальственные кабинеты? Не миновали «кабинетов» и беженцы «Новосела». Ясно, что своими просьбами и посещениями они ужасно мешали чиновникам «исполнять государственную службу». Ведь это же надо ездить и принимать решения. Ясно, что у калужских чиновников все это вызывает огромное неудовольствие. В самом кратком виде отношение чиновничества к «русским беженцам» выразил бывший руководитель Калужской миграционной службы С. Астахов: «Пригнать бы сюда бульдозеры и стереть вас с лица земли к…». Описывать мытарства и мучения беженцев в «Новоселе» - это смысла нет. Об этом написаны десятки статей. А толку? Точную характеристику страданий русских беженцев выразила реплика русской женщины. Она как раз из тех, что остались жить «там», а в Калугу приезжала узнать: что, почем – «здесь»? После того, как она побывала в «Новоселе», да познакомилась с горемычной жизнью беженцев, она сквозь слезы промолвила: «Пусть лучше меня душманы зарежут в новой квартире в Душанбе, чем я буду мучаться, как вы...».

      Вдумайтесь! Если женщина предпочитает умереть от ножа душмана «там» - это не значит, что ей хочется умирать. Иначе бы не ехала узнавать: «что-почем» здесь? Нет, если женщина предпочитает умереть «там», то это значит, что наши зверства «здесь» - в России вызывают «боль» не меньше, чем зверства душманов – «там». Все муки русских беженцев «здесь» в России обусловлены нашими же российскими законами, написанными вполне в духе «общечеловеческих ценностей».

      «Если члены товарищества «Новосел» опрометчиво полагались на свои силы, то переселенцы, приехавшие в деревню Мстихино, с самого начала надеялись на помощь государства. Здесь переселенцам выделили дома, построенные в 1984 г. как временное жилье для работавших здесь польских рабочих. Беженцы должны были работать на местном домостроительном комбинате и за это через год-два получить квартиру. Сегодня в «польском городке» живет около 1400 переселенцев из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Азербайджана и Чечни. Большинство этих людей приехали в Мстихино еще в начале 90-х и до сих пор ждут обещанного жилья. Всего же с 1990 г. квартиры получили лишь 24 семьи переселенцев. Дома, построенные для польских рабочих, представляют собой двухэтажные бараки. По сути, это обычное общежитие с общей для его обитателей кухней и туалетом. «Еще в 1996 году эти дома были признаны непригодными для жилья. Но, судя по всему, давать нам жилье никто и не собирается. Создается впечатление, что здесь, в России, мы никому не нужны. Мы – чужие русские», – говорит мне беженка из Таджикистана Нина Ерчикова». (Игорь Ротарь. «Чужие русские»)

      «Из суммы общего горя и общих проблем появилось Иркутское областное общество русских беженцев и вынужденных переселенцев.
      Число зарегистрированных мигрантов в области — около восьми тысяч. Большинство из Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Украины. Но специалисты областной миграционной службы считают: официальную регистрацию получила примерно пятая часть осевших здесь граждан. Остальные обустраивают свою жизнь на новом месте самостоятельно, без помощи чиновников.

      — Скорее всего, они поступили правильно, — признает начальник управления по делам мигрантов ГУВД Иркутской области Юрий Леонидович Гартнер. — Большинство уехавших из всех этих республик — так называемые белые воротнички, техническая и творческая интеллигенция, носители культуры, знаний, профессионального опыта. Некоторым повезло — они оказываются востребованными в новой русской жизни. В целом же государство пока явно не заинтересовано в привлечении русскоязычных специалистов из бывших советских республик. Нет целостных государственных программ, почти не финансируются уже принятые постановления по мигрантам. Дальше разговоров, мы, к сожалению, пока не продвинулись.

      Борис Александрович Говорин (губернатор Иркутской области) не счел нужным принять нас лично, направил к одному из своих заместителей, Николаю Степановичу Пушкарю, — рассказывает заместитель председателя Иркутского общества русских беженцев Надежда Гурьяновна Курсупова. — Как и следовало ожидать, итог встречи оказался нулевым. «Я не знаю, чем вам помочь», — сказал чиновник. А на рассказ о русских беженцах, годами живущих на чьих-то дачах, в сараях или (по 6—7 человек) в однокомнатных квартирах, ответил просто: «Я впервые об этом слышу»». (Ирина Алексеева. «Русским рубили головы и выставляли их напоказ»).

      Большинство русских, остающихся сегодня в бывших республиках СССР, остаются там, вопреки некогда озвученному В. Путиным мнению, что «все, кто хотел, уже вернулись», не от хорошей жизни. Они с радостью перебрались бы на Родину, но от этого их удерживает страх за своё и своих детей будущее там. Слишком много препон ожидает наших соотечественников, желающих вернуться. И соизмеряя силы, многие понимают, что пройти этот очередной адов круг, будет выше их возможностей.


      На фоне подобного отношения к русским переселенцам российская власть открывает двери в страну мигрантам из тех самых республик, откуда наши соотечественники были изгнаны.
      Как иллюстрацию авторы приводят ситуацию в подмосковном посёлке Тучково: «Замглавы администрации Виктор Зарецкий: «Что вы! У нас в районе всего кавказских 10 - 15 семей». Через десять минут чиновник признался, что намного больше. Целый микрорайон девятиэтажек заселен иностранцами, поэтому россияне отсюда стараются съехать. Прописки покупаются и продаются. Местных женщин угрозами и посулами уламывают выйти замуж, в т.ч. фиктивно. На домостроительном комбинате иностранцы не работают - бизнесом заниматься проще и прибыльнее. Фирмы оформляются на местных жителей, при иных фактических хозяевах. Заканчивает свою речь Зарецкий совсем не толерантно:

      - В детских садиках русских детей уже нет... Я понимаю, что терроризм не имеет национальности, но только почему-то каждый террорист в России - мусульманин или кавказец. Хотелось, чтобы их тут было поменьше!»


      Такая ситуация складывается сегодня не только в Тучкове, но и в других районах Подмосковья и иных областей. Сама Москва зримо перестаёт быть русской. В статье «Трагедия Москвы», опубликованной в 2008-м году, авторы, В.И. Бояринцев и Л.К. Фионова, указывают: «…Среди этого пёстрого многолюдства русские составляют уже меньшинство. По данным «Национальной газеты» (№ 1-5, 2003 г.) в Москве на 1 января 2003 года проживали:
      азербайджанцы - 1,5 млн, татары - 900 тыс., армяне - 600 тыс., евреи - 500 тыс., грузины - 300 тыс., цыгане - 300 тыс., молдаване - 300 тыс., чеченцы - 300 тыс., вьетнамцы - 240 тыс., таджики - 200 тыс., китайцы - 200 тыс., узбеки - 150 тыс., афганцы - 100 тыс., башкиры - 100 тыс., дагестанцы - 100 тыс., чуваши - 60 тыс., ингуши - 50 тыс., африканцы - 50 тыс., турки - 15 тыс., курды - 20 тыс., греки - 20 тыс., другие - 230 тыс.. Итого - 6 200 000 иностранцев и граждан России неславянской национальности.
      Всего в Москве по данным переписи на тот момент проживало 10,5 млн жителей. Таким образом, число русских составляло 3,36 млн или 31%. И ситуация непрерывно ухудшается.

      Власти Москвы и её мэр целенаправленно и энергично превращают Москву в нерусский город. Является ли основой такой миграционной политики стремление к сиюминутной прибыли без заботы о последствиях или намеренное разрыхление славянского социума - в любом случае такая политика способствует ослаблению России…»

      «Среди работающих я ни разу не видел своих бывших земляков из азербайджана, - отмечает Александр Сафаров. - Они благополучно захватили все рынки России и торгуют отнюдь не привозными фруктами с юга, а местной картошкой, капустой и т.д., скупленной за бесценок и зачастую с применением насилия у местных крестьян, покупают дорогие квартиры, за взятки получают гражданство… Уже только в Москве по официальным данным азербайджанская диаспора составляет больше миллиона. Когда я слышу об этом, то вспоминаю как Бадалов и Керимов (о них упоминалось в моем рассказе) обсуждали план НФА (народного фронта Азербайджана) о ползучем заселении России. «Все Русские мужики - пьяницы, а бабы - бл…и! - говорил Бадалов. - Половина из них вымрет сама, а половину мы сделаем своими рабами». Вот так, не больше и не меньше.


      К сожалению, пока их план вытеснения Русских успешно работает. Не стоит жаловаться на то, что приехавшие не уважают законов и обычаев коренных жителей. Это не входит в их планы. Они хотят, чтобы мы подчинялись установленным ими порядкам.

      Здравый смысл нашей власти, в самом деле, оставляет желать много лучшего. Лишь за один 2008 год ею было принято ряд решений, ухудшающих и без того крайне тяжёлую миграционную обстановку в России. Так, заместитель министра обороны РФ генерал Н. Панков заявил, что российская армия может в скором будущем комплектоваться выходцами из стран СНГ. Речь идет, разумеется, о службе по контракту. Принимать на военную службу иностранцев стало возможно благодаря принятому законодателями решению. «Контракт - дело добровольное. В данном случае невозможно человека призвать или обязать. Проходить военную службу таким образом граждане СНГ могут только на добровольной основе», - пояснил Панков.
      В то же время в Екатеринбурге сочли выгодным дать мигрантам избирательные права. В условиях минимальной явки избирателей (по предварительным опросам рассчитывать можно было лишь на 15%) «Единая Россия» решила спасти лицо голосами граждан Туркменистана, Казахстана, Киргизии и т.д. при условии, что они имеют вид на жительство и зарегистрированы по месту жительства. Дума же споро приняла поправки в закон «О гражданстве Российской Федерации», расширяющие перечень категорий граждан, которые смогут получать разрешения на проживание без учета утвержденных квот на их выдачу и российское гражданство в упрощенном порядке. «Такие льготы будут предоставлены иностранцам и лицам без гражданства, имеющим несовершеннолетних детей или взрослых недееспособных детей, рожденных в России», - уточняют авторы проекта закона. Добавим, что все эти решения принимались на фоне стабильно растущего числа преступлений, совершаемых мигрантами.


      Чем объяснить такую политику российской власти? Наводняя страну мигрантами, она целенаправленно снижает удельный вес русского народа, ослабляет его, создаёт ситуацию, при которой русские вытесняются со своей земли, своих рабочих мест, из госучреждений и с экономического поля. Судя по всему, власти выгодно подменять свой народ мигрантами, и именно на них она делает ставку. То, что подобная тактика неминуемо приведёт к самым пагубным последствиям, не вызывает сомнений.

      Проблема миграции и соотечественников сегодня является одной из важнейших для России, ибо от её решения в немалой степени будет зависеть бытие Русского народа и Русского государства. Очевидна необходимость ограничения притока мигрантов и всемерного содействия возвращению на Родину русских. Последнее должно включать в себя и упрощённое получение гражданства, и предоставление репатриантам жилья и рабочих мест. Необходимо так же позаботиться о тех миллионах наших соотечественников, которые уже вернулись и чьё положение до сих пор остаётся беженским.

      В. Ертаулов пишет: «… «перемещенные» русские создали и продолжают создавать порою непреодолимые проблемы для сопредельных с Казахстаном областей РФ. Так, в одном лишь Алтайском крае ныне проживает 70 тысяч переселенцев из Казахстана, которых необходимо обеспечить жильем и работой…» Тут мы сталкиваемся с ещё одной сложнейшей задачей. Дело в том, что плохо организованное переселенческое движение неминуемо приводит к социальному расслоению между старожилами и новосёлами, перерастающему во вражду. В условиях тотального дефицита жилья и работы обычной реакцией старожилов на переселенцев будет: «Понаехали тут! Самим жрать нечего…» Именно такой приём и встречали частенько у своих соотечественников русские репатрианты. Чтобы избежать такого положения, необходимо создать не просто условия для переселенцев, но обеспечить благоприятную социальную обстановку в России в целом.
      При разгромленности практически всех отраслей в нашей стране невозможно решать какую-то одну отдельно взятую проблему, поскольку она тянет за собой цепочку других. Необходим целый комплекс безотлагательных мер, вне которых даже правильный по сути закон о соотечественниках не даст весомых результатов, так как реализация его наткнётся на непреодолимые преграды при царящем хаосе в сопутствующих сферах.

      Антирусская истерия в союзных республиках обнажила истинное отношение «братских» народов (во всяком случае, немалой их доли) к русским.
      У русской трагедии конца 20-го века - начала 21 века есть конкретные виновники, несущие персональную ответственность за произошедшее, которые должны были бы предстать перед судом. Это те, в чьих руках в ту пору была власть. Но наряду с этим, как во всех катастрофах подобного масштаба, доля ответственности лежит на всём обществе, на всех членах его, допустивших, чтобы такая трагедия сделалась возможной, не нашедших в себе мужества и здравомыслия, чтобы противостоять ей.

      Цель этих статей сохранить память о страшных событиях, ставших очередным витком русского геноцида 20-го века. Но не для того, чтобы взывать к отмщению, но чтобы впредь избегать повторения тех роковых ошибок, за которые пришлось платить столь дорогую цену.


      К сожалению, сегодня Россия с пугающей точностью повторяет их, копируя собственный пагубный путь. Лицемерное «братство народов» заменено теперь пресловутой толерантностью, которую навязывают с тем же головотяпским упорством, начиная со школьной скамьи. Насильственная любовь взамен насильственного братства… На смену закону об антисемитизме пришёл закон об экстремизме, и вновь само понятие «русский» оказалось вне закона. «Русскими», как отмечает Т.Л. Миронова, у нас, словно в насмешку, называют теперь банки, рестораны, казино и т.п. Упаси Боже применять этот эпитет к чему-то положительному! В музее Абрамцево за год до юбилея Гоголя были отменены экскурсии, посвящённые ему, из-за того, что в ходе их «слишком часто упоминалось слово «русский»»! Всё это неново. Ведь было же уже у нас: танки на улицах Праги русские, а балет – советский… Как некогда осоветчивали русских, так теперь нас оброссиянивают. Как некогда «общность советский народ» создавалась за счёт русских, так теперь создаётся за наш счёт «общность россияне». И снова представители национальных республик РФ не скажут о себе: «мы – россияне». Они – ингуши. Они – башкиры. Они – якуты. А мы – россияне… Как и у власти прежней, нет у нынешней злейшего врага, нежели русское национальное самосознание, а потому последовательно и всемерно вытравляется оно, подменяется толерантным «попсовым» псевдопатриотизмом, копирующим худшие черты советского эквивалента.

      Снова национальные республики имеют преференции в сравнении с остальной Россией. Их жители имеют право указывать национальность в паспорте, имеют свои культурные центры, школы и т.д. В них все ключевые посты занимают лишь представители титульных наций, даже если оные составляют в республиках меньшинство. Они де-факто освобождены от налогов в федеральный бюджет. Формально они платят их, но центр возвращает им всё в виде дотаций. Да и с избытком – за счёт русских областей. В национальных республиках развивается инфраструктура, а русские деревни продолжают оставаться без газа и нормальных дорог. И заявил бывший президент, а ныне премьер, обещавший некогда газифицировать нашу провинцию, что газа у нас мало, и обойдутся наши деревни без него. В любом конфликте русских с инородцами власть становится на сторону последних. При этом последние постоянно намекают на историческую вину перед ними русских, на ущемление своих прав и выторговывают себе всё новые привилегии.

      В отношениях с национальными республиками российская власть демонстрирует слабость и трусость, что ярче всего мы можем наблюдать на примере Чечни, требования руководства которой удовлетворяются в обязательном порядке. Такая уступчивость провоцирует ощущение вседозволенности у местных шовинистов, которые отнюдь не отступают со своих позиций. Мнение о том, что Россия – для всех, а республики – лишь для титульных наций нет-нет, а прорывается во всеуслышание. Напряжённая ситуация складывается сегодня в ряде республик - Чечня, Дагестан, Тува, Татарстан и т.д.

      На полыхающем до сих пор Кавказе то и дело вспыхивают антирусские настроения. По Ингушетии в последние годы прокатилась опять целая серия убийств русских. Убивали учителей, врачей, пенсионеров, убивали поодиночке и целыми семьями.

      В Адыгеи не прекращается кампания репрессий против Союза славян Адыгеи. «Сегодня в Адыгее грубо нарушаются права граждан, гарантируемые Конституцией России, которая провозглашает «равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от национальности, языка, происхождения, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств», - говорится в докладе председателя Союза славян Адыгеи Н.Коноваловой, прозвучавшем на чрезвычайном съезде славян Адыгеи 28 марта 2009 года. - Собраться на съезд нас заставил правовой беспредел, чинимый правоохранительными структурами Республики Адыгея в отношении Республиканского общественного движения «Союз славян Адыгеи», редакции газеты «Закубанье» и её редактора Каратаева В.И.

      "У нашего россиянского руководства есть две главнейшие и непрерывные заботы: как ловчее распродать российские ресурсы и как оброссиянить Русскую нацию. При этом первое напрямую связано со вторым. Нация, забывшая своё имя, не станет сопротивляться, когда её кровные территории будут продавать и сдавать в долгосрочную аренду соседнему государству (выгодный же бизнес!), не возмутится при виде того, как пускаются под нож самые боеспособные части ВС, оставляя государство всё более беззащитным, стерпит издевательство над собственной историей и культурой, ей неведомой, и, наконец, примет, как должное, инородческий гнёт. Нация, забывшая саму себя, ставшая «табором не помнящих родства» (Л. Тихомиров), не будет способна к самозащите, и с нею можно будет делать всё, что угодно. 1 сентября во всех российских школах прошёл урок толерантности, в рамках которого ученикам было зачитано послание президента Медведева о важности толерантности" - Елена Семёнова. "Уроки толерантности"

      Комментарий

      Обработка...
      X