Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Система спецслужб США

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Система спецслужб США

    ИСХОД ВОЙНЫ

    РЕШАТЬ СПЕЦСЛУЖБАМ...


    ВВЕДЕНИЕ


    Начало тысячелетия принесло миру новые вызовы, наиболее опасным из которых является глобальный терроризм. Террористические акты 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне ознаменовали начало "первой войны XXI века" - войны, которая, по мнению некоторых видных политических деятелей, в той или иной степени коснется большинства стран мира, что дает основание называть ее "третьей мировой войной".

    Сегодня, когда со дня американской трагедии минуло два месяца, политики подходят к оценке ситуации уже более трезво и стараются не использовать такие выражения, как "война цивилизаций" (именно так назвал ее Джордж Буш в своем первом после теракта обращении к народу США), "война бедного Юга против богатого Севера" или еще как-то в этом же роде. Время эмоций прошло. Теперь то, что происходит, называется более буднично и знакомо - "совместная борьба с международным терроризмом". На данном этапе это, похоже, действительно так, хотя во что она (борьба) превратится в дальнейшем, пока еще не совсем ясно.

    Тем не менее, политологи, в отличие от политиков, не спешат открещиваться от тех оценок, которые мы услышали от них (еще раньше, чем от политиков) в первые часы после трагедии, а наоборот ищут новые и новые подтверждения того, что это - именно "конфликт цивилизаций". Вот, например, мнение известного российского политолога Вячеслава Никонова:

    "... Похоже, что во многом подтверждается теория Хантингтона, который еще в восьмидесятые годы предсказывал, что следующий век будет веком конфликта не систем, не классовых противоречий, а конфликта цивилизаций, и прежде всего - мусульманской и христианской. Похоже, что это уже начинается, уже, в общем, идет - от Афганистана до Чечни, Балкан и дальше. Теперь дошло до Нью- Йорка и Вашингтона".

    Затем примерно то же самое читаем у ректора Восточно-Европейского института психо*анализа Михаила Решетникова:

    "Человечество сталкивается с тенденцией, которая сохранится на протяжении всего XXI века и, может быть, за его пределами. Речь идет не о штучных терактах, а о столкновении двух цивилизаций в условиях быстрой экспансии арабского мира...

    И с течением времени ситуация будет не рассасы*ваться, как считают в США и в Европе, а усугубляться. Пока большинство арабских стран не обладает адекватной военной организацией и не может противостоять современным армиям западных государств. Но экономиче*ский потенциал арабского мира быстро растет. Пока у него хватает средств только для акций устрашения. Это несоответствие амбиций и возможностей и порождает исламский терроризм".

    Правда, не совсем понятно, почему г-н Решетников говорит лишь об арабских странах. Исламская цивилизация охватывает и такие страны, как Афганистан и Ирак (которые, кстати, и стали основными объектами ответного удара США и антитеррористической коалиции), а также Иран, Пакистан, Малайзию, Индонезию, частично Россию (население некоторых северокавказских республик, Татарстана, Башкирии), в какой-то степени Китай (дунгане, уйгуры) и целый ряд других стран, не имеющих к арабам никакого отношения. Впрочем, мы не предъявляем к г-ну Решетникову особых претензий, а хотим только отметить, что база исламского терроризма значительно шире, чем он ее себе представляет.

    И Вячеслав Никонов, и Михаил Решетников, безу*слов*но, правы в одном: терроризм конца XX - начала XXI века порождается не конфликтом систем, не классовыми противоречиями, как это было раньше, а совсем другими причинами.

    За свою историю терроризм являлся к нам во многих обличиях - анархизм, левый террор, правый террор, белый, красный и, Бог знает, какой еще. За каждой из всех этих разновидностей террора стояла какая-то идеология. Теперь идеологии места нет. Нынешний террор - ни левый, ни правый, ни белый, ни красный, а преимущественно этнически-сепаратистский (Чечня, Абхазия, Босния) или чист*о этнический (борьба арабских террористических организаций против Израиля, фетва бен Ладена об уничтожении граждан США, где бы они ни находились, теракты 11 сентября, масса других примеров). И надо признать, что этнических террористов победить куда труднее, чем идеологических, поскольку они пользуются мощной (как явной, так и скрытой) поддержкой своих соотечественников и единоверцев.

    Практически все современные террористические орга*низа*ции имеют сильную прослойку религиозных фанатиков, способных пойти на смерть ради достижения своих целей. Фанатики-мусульмане считают убийство врагов Аллаха религиозным подвигом и полагают, что безбожники (а к таковым, по их мнению, принадлежат все, кто поклоняется иному Богу) должны быть уничтожены.

    Впрочем, это относится не только к мусульманам. В мире вообще заметно усилился сектантский фанатизм и, как правило, чем меньше секта, тем она фанатичнее. Примером может служить секта "АУМ синрикё", чья доктрина утверждает, что "убийство должно помочь спасе*нию и жертвы, и убийцы". Именно эта секта впервые в истории международного террора применила боевые отравляюшие вещества против ни в чем не повинных людей. Это произошло на родине секты (в токийском метро), но вполне могло случиться и у нас, поскольку "АУМ синрикё" при преступном попустительстве российских властей в течение нескольких лет активно действовала на территории России.

    Сегодня коренным образом изменился характер террористических операций - завершился переход от нападений на конкретные цели, например, на авиалайнеры или на должностных лиц противной стороны, к массовым убийствам гражданских лиц с целью создания в той или иной стране атмосферы нестабильности, всеобщей паники и недоверия к властям, оказавшимся неспособными обеспечить адекватную защиту собственного народа.

    Менее отчетливой стала линия раздела между городским терроризмом и кровавыми "разборками" органи*зо*ван*ных преступных группировок. Непрофессионалам часто невозможно отличить политически мотивированный терро*ризм от операций национальных и международных преступных синдикатов, хотя между терроризмом и транс*национальной преступностью имеется одно коренное различие: мафии, практически никогда не стремятся к свержению правительств и значительному ослаблению общества в своих странах, скорее наоборот, - они заин*те*ресо*ваны в политической стабильности и процветающей экономике.

    Технический прогресс можно было бы безоговорочно считать величайшим благом для человечества, если бы плодами его, наряду с законопослушными гражданами, не пользовались и наиболее "продвинутые" террористы. А в том, что таких ("продвинутых") становится все больше и больше, нас убеждает даже поверхностный анализ терактов 11 сентября и последовавших за ними событий.

    По данным ФБР, примерно за два месяца до серии терактов в США в Мировой Сети (Интернете) была заре*гистри*рована скоротечная, но чрезвычайно жесткая "интернет-война" между Палестинскими террористическими организациями и Израилем. Казалось бы, какое отношение это имеет к США? Оказывается, имеет. Дело в том, что площадки для большинства арабских веб-сайтов предоставляет техасская хостинговая компания InfoCom. Следовательно, арабские и израильские хакеры практико*вались во взломе кодов и в обмене вирусами как раз в американском сегменте Интернета.

    Кто-то спровоцировал интернет-войну с косвенным участием США, а сам в это время вел "пристрелку" совсем других целей. По мнению экспертов, именно специалисты в области информационной войны обеспечили синхронизацию по времени и безукоризненное проведение терактов. Поэтому уже в день трагедии в Интернете появились сообщения о том, что террористы пользовались для связи зашифрованными электронными письмами, приходящими на адреса спортивных и порнографических сайтов.

    Текст, превращенный в графическое изображение невозможно перехватить. Этот вид шифровки, получивший название "стеганография", давно известен в Сети. После обработки снятой картинки специальной программой она превращается в текст.

    Директор ЦРУ Джордж Тенет сообщил, что террори*сти*ческие организации "Хесбалла", "Хамаз", группа бен Ладена, широко пользуются возможностями Интернета для своей деятельности.

    Независимые эксперты выражают стопроцентную уве*рен*ность в том, что информационная составляющая в терактах 11 сентября присутствовала. Включая мгновенную "переброску" денег для финансирования террористов, уничтожение и блокирование коммуникаций, и ряд сопутствующих специальных информационных операций.

    Итак, Интернет уже служит террористам. И мир серьезно обеспокоен этой проблемой. Мы еще не знаем всех возможностей, которые может предоставить кибер*террористам Всемирная Паутина, но они, несомненно, очень велики. Не зря же один из высокопоставленных членов американского разведывательного сообщества заявил не*дав*но, что, имея 1 миллиард долларов и 20 способных программистов, он мог бы в считанные дни "закрыть" Америку. Думается, то же самое мог бы сделать и террорист. В современном, напичканном электроникой обществе для секретности места почти не осталось - даже несовершеннолетние хакеры проникают в сверх*секретные системы, включая базу данных Пентагона. И впредь уязвимость общества от кибертеррористов наверняка будет расти.

    Но для большинства людей не это представляется самым страшным. Че*ло**вечество уже почти столетие работает над созданием ядерного, бактериологического и химического оружия.

    И, надо признать, работает довольно успешно. В арсеналах ведущих держав мира такого оружия накоплено уже вполне достаточно для уничтожения (причем, много*кратного!) не только всего живого на земле, но и самой планеты. И, несмотря на все меры по сдерживанию распространения оружия массового поражения (особенно ядерного), оно постепенно все же расползается по земле. Так, недавно ядерный клуб пополнился двумя новыми членами - Индией и Пакистаном. Возможно, на очереди кто-то еще. А чем больше стран владеет этим оружием (особенно стран с нестабильными политическими режимами), тем выше вероятность того, что рано или поздно оно станет доступно террористам.

    Химическое оружие в их руки уже попадало ("АУМ син**рикё"). Один из видов биологического оружия (штамм сибирской язвы) у людей бен Ладена, судя по всему, тоже имеется, хотя используют они его пока не как оружие массового поражения, а как оружие "массового устра*ше*ния". Впрочем, в СМИ появились сообщения, что к письмам со штаммом сибирской язвы Усама бен Ладен ни малейшего отношения не имеет, а распространяют их либо члены какой-то американской экстремистской группировки, либо террорист-одиночка.

    А как обстоит дело с самым страшным - ядерным оружием?

    10 ноября Усама бен Ладен заявил, что ядерное ору*жие у него есть, и он обязательно его использует, если американцы вздумают применить в Афганистане тактические ядерные боеприпасы.

    И некоторые аналитики утверждают, что бен Ладен отнюдь не блефует.

    Будем надеяться, что бен Ладен все-таки блефует, а аналитики ошибаются. Вместе с тем, нельзя исключить и такую возмож*ность: не имея стандартных (то есть изготовленных в заводских условиях) ядерных зарядов, сторонники бен Ладена все же способны хоть в какой-то мере восполь*зоваться достижениями ядерных технологий. Для этого им достаточно изготовить так называемую "грязную бомбу", то есть устройство для рассеивания радиоактивности (УРР), которое состоит из обычного взрывчатого вещества, помещенного в оболочку из радиоактивного материала, образующего радиоактивные осадки при взрыве бомбы. Ну а добыть радиоактивные материалы в современ*ном мире при желании и наличии денег не так уж и сложно. Хотя бы в Чечне, где находится почти неохраняемый ядерный могильник и где у Усамы бен Ладена имеется немало друзей и единомышленников. Представители американской разведки располагают неподтвержденной, правда, информацией о том, что "Аль-Каида" (террористическая организация Усамы бен Ладена) уже при*об*рела на "черном рынке" цезий-137 и кобальт-60 и, возможно, экспериментирует с УРР в Афганистане.

    Бен-ладеновские забавы с УРР (не говоря уже о настоящих ядерных зарядах), если они в самом деле имеют место, сулят миру и, прежде всего, США малоприятные перспективы.

    Почему "прежде всего США"? Да потому, что еще в начале 90-х годов только что ушедшего века (он еще настолько близок к нам, что просто рука не поднимается написать "прошлого" или "20-го века") именно американские спецслужбы отметили тенденцию "стремитель*ного роста подпольных террористических группировок, объединенных общей идеологией и ненавистью к США". И уже тогда они признали, что это обстоятельство "ставит перед американскими спецслужбами новые задачи, заставляя их заострять внимание на отдельных группах и конкретных лицах. В частности, на алжирских террорис*тах, обучающихся в специальных лагерях в Афганистане, деятельность которых до сих пор мало отслеживалась".

    Естественно, американские спецслужбы несколько изменили стиль работы, усилили наблюдение за ближневосточными террористическими организациями, которые, по их мнению, представляли для США наибольшую опасность. Но основные усилия их по-прежнему были сосредоточены на обеспечении безопасности американских объектов и граждан за пределами США. Никому и в голову не приходило, что масштабные террори*стические акции могут быть проведены на их собственной территории. И их можно понять, но не оправдать, тем более, что, как показало время, уроки, полученные в 1993 и 1995 годах (взры*вы в ВТЦ и в Оклахома-Сити), не пошли им впрок.

    Ближневосточные боевики действительно традиционно выбирали ми*шенью своих акций американские объекты вне территории США. И вот как объяснял причины этого заместитель председателя компании по обеспечению корпоративной безопасности "Кролл ассошиэйтс" Брайан Дженкинс: "...Фундаменталисты избегали Америку по нескольким причинам: террористические группы делали раз*ни*цу между политикой государства и американским народом, считали, что в Америке удобно жить и американцев не следует провоцировать, совершая теракты на их территории".

    Взрыв во Всемирном торговом центре /ВТЦ/ изменил все.

    Он не только подтвердил известную истину о том, что США весьма уязвимы, поскольку являются открытым обществом, но и снял табу на организацию терактов непосредственно на их территории. Примечательным было и то, что в осуществлении этого взрыва участвовали не заезжие террористы, а местные фундаменталисты, прожи*ваю*щие в США. А это означало, что в Америке созрела среда, которая может поставлять боевиков, исполняющих приказы извне. Это был первый урок, из которого американ*ские власти и, прежде всего, американское разведывательное сообщество должны были сделать (но не сделали) серьезные выводы.

    Вторым уроком был взрыв в Оклахома-сити, осущест*вленный не исламскими террористами, а гражданином США Тимоти Маквеем. По мнению того же Дженкинса, эта акция еще раз показывает, что угроза США может исходить не только от внешних, но и от внутренних, доморощенных экстре*мистов, не имеющих ничего общего с исламскими фундаменталистами, но испыты*вающих по тем или иным причинам необузданную ненависть к федеральному правительству.

    Здесь мы должны сделать одну существенную оговор*ку: в нашем введении мы, говоря о существующих террористических угрозах, используем в основном примеры по Соединенным Штатам Америки. Следует иметь в ввиду, что и эти угрозы, и уроки, полученные спецслужбами США от представителей "террористического интернационала", в равной степени относятся к спец*служ*бам всего мирового сообщества. Просто Америка сейчас у всех "на слуху", потому что именно она понесла совсем недавно самые круп*ные потери от международного терроризма, и именно она возглавила сегодня мировую антитеррористи*ческую коалицию, создание которой, кстати, было впервые предложено более года назад Россией, о чем прямо и недвусмысленно говорится в ежегодном докладе Государственного департамента США "Особенности глобального терроризма в 2000 году". Правда, российское предложение имело в виду более узкий фронт антитеррористических действий (в пределах Центральной и Южной Азии), но в качестве главного противника в нем был назван все тот же Усама бен Ладен. И, кто знает, прими Америка наше предложение год назад, может быть, “близнецы” ВТЦ стояли бы в Нью-Йорке и сегодня.

    В наших следующих работах мы еще вернемся к угро*зам ядерного терроризма, терроризма с использованием других средств массового поражения, компьютерного и информационного терроризма, а сейчас перейдем к основной теме этой работы и посмотрим, какими правовыми основами располагает мировое сообщество для борьбы с террористами, кто нам противостоит и какие силы (спец*службы и части спецназа) мы можем использовать в борьбе с международным терроризмом.


    Международно-правовые основы

    борьбы с терроризмом


    Прежде, чем начинать обсуждение проблемы международно-правовых основ борьбы с терроризмом, сразу оговоримся, что тактика действий в конкретных ситуациях, связанных с антитеррористическими акциями, международным правом никак не регламентируется, поскольку в подавляющем большинстве случаев это могло бы оказаться контрпродуктивным. Поэтому международные юридические документы не содержат, и не должны содержать готовых "рецептов" действий против террористов. Зато они содержат юридическое обоснование таких действий и определяют ситуации, в которых эти действия возможны или даже обязательны.

    Что касается практических тактик и технологий по борьбе с терроризмом, то для каждой антитеррористической службы они - свои собственные, наработанные в течение многих лет практической деятельности и, как правило, не разглашаемые. Хотя общие принципы, скажем, в спецслужбах США, Израиля, Франции, ФРГ и некоторых других стран таковы:

    - упреждение; блокирование терроризма на начальной стадии и недопущение его становления и развития структур;

    - недопущение идеологического оправдания террора под знаменами "защиты прав нации", "защиты веры" и т.п.; развенчание терроризма всеми силами СМИ;

    - передача всего управления антитеррористической деятельностью наиболее надежным спецслужбам при невмешательстве в их работу любых иных органов управления;

    - использование переговоров с террористами только этими спецслужбами и только для прикрытия подготовки акции по полному уничтожению террористов;

    - никаких уступок террористам, ни одного безнаказанного терракта, даже если это стоит крови заложников и случайных людей - потому что практика показывает, что любой успех террористов провоцирует дальнейший рост террора и количества жертв;

    - специальные психологические операции СМИ, подающие подавление терракта как трагическую необходимость и противопоставляющие "черноту" террора чистоте тех, кто с ним борется; восхищение террористами в СМИ и призывы "войти в положение" абсолютно недопустимы, поскольку преступны.

    Как видим, общие принципы антитеррористической борьбы достаточно жестки и, следовательно, они обязательно должны иметь адекватную юридическую поддержку.

    В разработке правовых основ борьбы с терроризмом международное сообщество всегда испытывало и в настоящее время испытывает значительные трудности. Достаточно сказать, что до сих пор не выработано единое определение самого понятия терроризма. Каждая страна пользуется своим собственным определением, поэтому при обсуждении многих проблем в Организации Объединенных Наций возникали конфликтные ситуации, которые не позволяли прийти к единому мнению и принять тот или иной документ, регламентирующий борьбу с международным терроризмом.

    Тем не менее, в этой сфере сделано достаточно многое.

    Первые попытки формирования международно-правовой основы антитеррористического взаимодействия предпринимались еще до второй миро*вой войны. В 1937 году под эгидой Лиги наций были разработаны Конвенция о предупреждении терроризма и наказания за него и Конвенция о создании международного уголовного суда. И хотя оба этих документа в силу так и не вступили, они сыграли определенную роль в становлении международно-правовых принципов и норм борьбы с терроризмом.

    Современная система многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом сложилась в основном за последние четыре десятилетия. На глобальном уровне она функционирует под эгидой ООН и ее спецучреждений, прежде всего ИМО, ИКАО и МАГАТЭ, на основе двенадцати универсальных конвенций и протоколов о борьбе с различными проявлениями терроризма на суше, на море и в воздухе.

    Именно эти конвенции и протоколы представляют на сегодняшний день единственные международные юридические инструменты, которые мир вправе использовать в борьбе с терроризмом:

    1. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов, подписанная в Токио 14 сентября 1963 года. Разработана ИКАО; стран-участниц - 171.

    2. Конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, подписанная в Гааге 16 декабря 1970 года. Разработана ИКАО; стран-участниц - 174.

    3. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, подписанная в Монреале 23 сентября 1971 года. Разработана ИКАО; стран-участниц - 175.

    4. Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, Нью-Йорк, 14 декабря 1973 года. Принята Генеральной Ассамблеей; стран-участниц - 107.

    5. Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, подписанная в Нью-Йорке 18 декабря 1979 года. Принята Генеральной Ассамблеей; стран-участниц - 96.

    6. Конвенция о физической защите ядерных материалов, подписан*ная в Нью-Йорке и Вене 3 марта 1980 года. Разработана МАГАТЭ; стран-участниц - 68.

    7. Протокол о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию. Подписан в Монреа*ле 24 февраля 1988 года; стран-участниц - 107.

    8. Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства. Подписана в Риме 10 марта 1988 года. Разработана ИМО; стран-участниц - 52.

    9. Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континенталь*ном шельфе. Подписан в Риме 10 марта 1988 года. Стран-участниц - 48.

    10. Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения. Подписана в Монреале 1 марта 1991 года. Разработана ИКАО; стран-участниц - 67.

    11. Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, принятая Генеральной Ассамблеей 15 декабря 1997 года; стран-участниц - 26.

    12. Международная конвенция о борьбе с финансированием террориз*ма, принятая в Нью-Йорке 9 декабря 1999 года.

    Кроме того, Генеральная Ассамблея приняла Декларацию о Мерах по Ликвидации Международного Терроризма (1994) и Декларацию, дополняю*щую Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма 1994 года(1996).

    Антитеррористические конвенции содержат положения, определяющие общие правовые рамки, необходимые для организации действенного международного отпора терроризму. Например, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников 1979 года обязывает государств-участников:

    а) принять все меры для освобождения заложников, если они находятся на их территории;

    б) принять все необходимые меры по предотвращению подготовки к совершению этих преступлений, включая принятие мер для запрещения на их территории незаконной деятельности лиц, групп и организаций, которые поощряют, подстрекают, организуют или участвуют в совершении актов захвата заложников;

    в) установить свою уголовную юрисдикцию в отношении преступления, связанного с захватом заложников, если это преступление было совершено:

    - на его территории или на борту морского судна, зарегистрированного в этом государстве;

    - любым из его граждан или, если указанное государство считает это целесообразным, апатридами (лицами без гражданства), которые обычно проживают на его территории;

    - для того чтобы заставить это государство совершить какой-либо акт или воздержаться от его совершения;

    - в отношении заложника, который является гражданином указанного государства, если это государство считает это целесообразным.

    Запрещение актов террористического характера во время вооруженных конфликтов предусматривается нормами международного гуманитарного права, в частности положениями Дополнительных протоколов 1977 года к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 года.

    Конечно же в связи с последними событиями, остро чувствуется, что существующая международно-правовая база все еще не совершенна, что многие вопросы все еще ждут своего решения. Но сделано главное - международным сообществом утвержден основополагающий принцип - принцип всеобщего осуждения и признания противоправности терроризма. Первый важнейший шаг в становлении этого принципа был сделан 9 декабря 1985 года, когда Генеральная Ассамблея ООН приняла без голосования резолюцию 40/61, в которой она "безоговорочно осуждает как преступные все акты, методы и практику терроризма, где бы и кем бы они ни совершались, и в том числе те, которые ставят под угрозу дружественные отношения между государствами и их безопасность".

    Это положение затем получило и договорно-правовое закрепление, в частности в преамбуле Римской конвенции 1988 года.

    За прошедшее десятилетие принцип противоправности терроризма был развит и конкретизирован в целом ряде документов ООН. Пожалуй, в наиболее концентрированной форме он отражен в Декларации о мерах по ликвидации международного терроризма, принятой 49-й сессией Генеральной Ассамблеи в 1994 году. Чрезвычайно важными, особенно в свете чеченских событий, представляются положения декларации о том, что "преступные акты, направ*лен*ные или рассчитанные на создание обстановки террора среди широкой общественности, не могут быть оправданы, какими бы ни были соображения политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или любого другого характера, которые могут приводиться в их оправдание".

    Декларация обязывает государства воздержаться от организации террористической деятельности, подстрекательства к ней, содействия ее осуществлению и финансирования, то есть от спонсорства терроризма; обеспе*чивать задержание, судебное преследование или выдачу лиц, совершивших террористические акты; сотрудничать друг с другом в борьбе с терроризмом и т.д. Государствам предлагается также стать участниками всех универсальных международных антитеррористических договоров.

    Хотя еще не все из указанных положений стали общепризнанными нормами международного права, их морально-политическая обязательность для государств - членов ООН очевидна.

    По всей видимости, перевод этих принципов в конвенционную плос*кость - следующий этап в развитии международного антитеррористического сотрудничества.

    Есть ли, в свете вышеизложенного, основания утверждать, что сформирован общий антитеррористический фронт государств?

    Видимо, такое утверждение было бы преждевременным.

    К сожалению, серьезное негативное влияние на эффективность многостороннего антитеррористического взаимодействия государств, прежде всего под эгидой ООН, до сих пор оказывают наслоения многих лет политико-идеологического противостояния. В свое время в наиболее концентрированной форме это проявилось в работе Специального комитета Генеральной Ассамблеи по международному терроризму. Учрежденный в 1973 году, этот орган успел провести всего три сессии, последняя из которых состоялась в 1979 году. С тех пор он не собирался ни разу.

    Причина заключается в том, что Спецкомитет стал заложником политики. Для одних его членов оказались неприемлемы теории, приравнивающие деятельность национально-освободительных движений к терроризму, а для других - концепция государственного терроризма, то есть предпринимаемых на государственном уровне действий с целью подрыва суверенитета и независимости других государств. Приходит время - уходят в прошлое политические режимы, появляются новые лидеры. Но соблазн активизировать запал конфронтационности по-прежнему сохраняется. Он продолжает отрицательно сказываться на дискуссиях по проблемам терроризма в VI (юридическом) Комитете ГА ООН, на других международных форумах.

    Не способствуют взаимопониманию и попытки причислить те или иные государства к поддержке терроризма. Скажем, США считают, что к спонсорам терроризма относятся Иран, Ирак, Судан, Ливия, Сирия, Куба и Северная Корея. Так решил Государственный департамент. А на каком основании? Разве для этого уже существуют какие-то международно-правовые критерии?

    Полагаем, что в нашем отягощенном политическими, идеологическими, религиозными предрассудками мире было бы важно обеспечить беспристраст*ное международное, желательно, судебное разбирательство дел, связанных с государственной поддержкой терроризма. На наш взгляд, наиболее адекватно эту функцию мог бы выполнять Международный уголовный суд, если, конечно он не будет создан по образу и подобию Международного трибунала, рассматривающего дела о военных преступлениях на территории бывшей Югославии.

    В целом, все последние годы задача состояла в том, чтобы перевести международное сотрудничество в борьбе с терроризмом под эгидой ООН из плоскости политико-идеологического противостояния в плоскость практических дел.

    Россия вместе с другими государствами СНГ уже немало для этого сделала. Достаточно упомянуть, к примеру, совместные предложения стран СНГ, выдвинутые на 48-й сессии ГА ООН, о сотрудничестве в борьбе с международным терроризмом. Предложения эти конкретны и ориентированы на практические дела.

    В части, касающейся укрепления юридических основ антитеррористического взаимодействия государств, среди этих предложений имеет смысл особо выделить идею выработки международно-правовых инструментов, направленных на предупреждение, пресечение и ликвидацию последствий актов терроризма с использованием ядерного оружия или ядерного материала, а также международного документа, который регулировал бы меры по физической защите, в том числе от террористических посягательств, химического и биологического материала.

    Для расширения глобального сотрудничества в борьбе с терроризмом большая работа проведена на региональном уровне.

    В этом плане наиболее внушительный политико-правовой потенциал накоплен на Европейском континенте. Под эгидой Совета Европы действует Европейская конвенция о пресечении терроризма 1977 года. Функционирует механизм совместных действий в сфере антитерроризма стран Евросоюза (в частности, в рамках так называемой "Группы Треви"). Вопросы борьбы с терроризмом включены в сферу компетенции европейского полицейского агентства ("Европол"). Проблематика антитеррористического взаимодействия регламентируется соответствующими положениями итоговых документов совещаний ОБСЕ в Хельсинки, Мадриде, Вене.

    Что касается других регионов, то конвенционное закрепление сотрудничества в борьбе с терроризмом получило в рамках Шанхайского форума (Киргизия, Казахстан, Таджикистан, Россия и Китай), Южно-азиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК) и Организации американских государств (ОАГ).

    Новый, весьма важный и обнадеживающий момент в борьбе с терроризмом - выработка параметров конкретных совместных действий в данной сфере стран "большой восьмерки". Разумеется, эти государства в силу их политического, экономического и иного влияния обладают немалыми возможностями для искоренения террористической угрозы на нашей планете.

    На форумах "группы семи" проблематика антитерроризма обсуждается уже ночти два десятилетия, однако лишь встреча в верхах в Галифаксе (июнь 1995 года), в которой участвовала и Россия, приняла решение о налаживании практического многостороннего взаимодействия в борьбе с этим злом в рамках всей группы. По решению галифакского саммита в Оттаве 12 декабря 1995 года состоялось совещание руководителей внешнеполитических и правоохранительных ведомств восьми стран по вопросам терроризма. Принятая на нем итоговая декларация определяет политические обязательства "восьмерки" по приоритетным направлениям их антитеррористического взаимодействия.

    Разумеется, сотрудничество в борьбе с терроризмом развивается и на двустороннем уровне. Это важнейшая составляющая глобальных усилий государств в данной сфере. Здесь наиболее высок уровень доверия между партнерами, соответственно, возрастает и практическая отдача от их взаимодействия. Россия имеет, к примеру, двусторонний межправительственный Меморандум о взаимопонимании с США о сотрудничестве в области гражданской авиации. Им предусматривается модель российско-американского оперативного взаимодействия в кризисных ситуациях, вызванных акциями террористов на гражданских авиалиниях между двумя странами. Двусторонние соглашения, в том числе и на межведомственном уровне, заключены между Италией и Турцией, Францией и Испанией, Францией и Венесуэлой, США и Италией и между многими другими странами.

    Организация Объединенных Наций достаточно активно отреагировала террористические акты 11 сентября. Уже на следующий день Генеральная Ассамблея решительно осудила (резолюция 56/1) ужасные акты терроризма, и призвала к немедленным действиям по усилению международного сотрудничества с целью предотвращения и искоренения актов терроризма.

    Совет Безопасности ООН 28 сентября 2001 года принял резолюцию 1373 (2001), подтверждающую свое безоговорочное осуждение террористических актов в США. Будучи главным органом международного сообщества в борьбе за мир и всеобщую безопасность, Совбез всегда остро реагировал на вылазки представителей международного терроризма. Так, в резолюции 1368 (2001), Совет Безопасности призвал все государства действовать совместно для скорого наказания преступников. В резолюции 1333 (2000) Совбез потребовал от "Талибана" Афганистана быстрых действий по закрытию всех лагерей подготовки террористов. В резолюции 1269 (1999), Совет безоговорочно осудил все акты терроризма как преступные и ничем не оправдываемые, и призвал государства-члены принять конкретные меры. В резолюции 1267 (1999), Совет потребовал от "Талибана" выдачи Усамы бен Ладена соответствующим властям для предания суду.

    И все же, несмотря на нынешнюю активность международных организаций, международное право, к сожалению, не всегда поспевает за новыми вызовами, которые бросает терроризм человечеству. Вне сферы универсального договорного регулирования до сих пор остаются вопросы, связанные с намеренным применением оружия против гражданского населения, - наиболее часто использующимся в последнее время террористами методом.

    Серьезно ослабляет эффективность глобальной системы антитеррористического взаимодействия и то обстоятельство, что в конвенциях участвуют далеко не все государства. Наконец, явно не адекватны механизмы контроля за их выполнением.

    Впрочем, надо надеяться, что в нынешней обстановке прямого вооруженного воздействия на представителей международного терроризма все (или почти все) пробелы в международном антитеррористическом законодательстве будут ликвидированы.

    А пока, как уже упоминалось, в каждой стране есть свое определение террористической деятельности, и, следовательно, свои критерии, по которым определяется принадлежность той или иной организации к террористическим группировкам.

    Вот, например, последний американский вариант.


    ОПРЕДЕЛЕНИЕ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


    В настоящем Законе термин "террористическая деятельность" означает любую деятельность, которая является незаконной согласно законам места, где она осуществляется (или которая, если бы она осуществлялась в Соединенных Штатах Америки, была бы незаконной согласно законам Соединенных Штатов Америки или любого штата) и которая включает любое из следующего:

    (I) Захват или саботаж в отношении любого транспортного средства (включая летательный аппарат, судно или автомобиль).

    (II) Захват или удержание и угроза убить, нанести телесные повреждения или продолжать удерживать в отношении другого лица с целью принудить третье лицо (включая государственную организацию) совершить или воздержаться от совершения какого-либо действия в качестве явного или подразумеваемого условия для освобождения захваченного или удерживаемого лица.

    (III) Жестокое нападение на лицо, защищаемое на международном уровне (определенное в разделе 1116(b)(4) титула 18 Свода законов Соединенных Штатов Америки), или покушение на свободу этого лица.

    (IV) Убийство.

    (V) Использование любого "(a) биологического вещества, химического вещества или ядерного оружия либо устройства, или "(b) взрывчатого вещества или огнестрельного оружия ... с намерением угрожать, прямо или косвенно, безопасности одного или нескольких лиц либо нанести значительный ущерб имуществу.

    (VI) Угроза, попытка или заговор с целью совершения любого из вышеперечисленного.

    * * *


    ОПРЕДЕЛЕНИЕ УЧАСТИЯ

    В ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


    В настоящем Законе термин "участвовать в террористической деятельности" означает совершать в качестве отдельного лица или члена организации акт террористической деятельности или акт, о котором субъекту деяния известно или обоснованно должно быть известно, что тем самым оказывается материальная поддержка любому лицу, организации или правительству в осуществлении террористической деятельности в какое-либо время, включая любое из следующих действий:

    (I) Подготовка или планирование террористической деятельности.

    (II) Сбор информации о потенциальных объектах террористической деятельности.

    (III) Предоставление любого рода материальной поддержки, включая надежное убежище, транспортные средства, средства связи, деньги, фальшивые удостоверения личности, оружие, взрывчатые вещества или услуги по обучению любому лицу, которое, как знает или имеет основания полагать субъект деяния, осуществило или планирует осуществлять террористическую деятельность.

    (IV) Изыскание денег или иных ценных предметов для террористической деятельности или для какой-либо террористической организации.

    (V) Обращение любого лица с просьбой о вступлении в члены террористической организации, террористического правительства или с просьбой об участии в террористической деятельности.


    Исходя из критериев, определенных этими двумя законами, Госсекретарь США квалифицирует те или иные организации как террористические. На момент теракта 11 сентября действовал список, подготовленный еще Мадлен Олбрайт в 1999 году. В нем было 28 международных террористических организаций.

    5 октября 2001 года Госдепартамент США обнародовал новый официальный список, который, впрочем, отличается от предыдущего лишь тем, что стал на две позиции короче: из него исчезли две группировки - перуанская "Тупак Амару" и Японская Красная Армия, деятельность которых, по данным ведомства, в последние годы практически прекратилась.

    С нашей точки зрения, список далеко не полон, террористических организаций в мире намного больше, но, если та или иная из них не подпадает хотя бы под один из критериев, определенных американским законом, в список она не включается.

    Вместе с тем, американские спецслужбы отслеживают все террористические акты, в какой бы части земного шара они ни случились и кем бы они ни совершались. Сведения о терактах передаются в Госдеп и включаются в ежегодный доклад Госдепа в качестве приложения "А". Террористические акты, совершенные исламистскими оранизациями, дополнительно регистрируются и отдельным списком.

    В данной работе мы тоже будем придерживаться такого же принципа, то есть постараемся не загружать ее лишними деталями и дадим список террористических организаций (с краткой характеристикой каждой из них), общий список терактов, список наиболее громких из них, а также список терактов, совершенных исламскими террористическими организациями, в виде приложений в конце работы.


    Терроризм и США

    Сразу же после терактов 11 сентября, президент Джордж Буш клятвенно пообещал соотечественникам жестоко покарать виновных. Но сначала их надо было найти. Когда виновником трагедии был объявлен Усама бен Ладен, многие СМИ обвинили американскую администрацию в том, что виновник был ею не найден, а назначен.

    Мы не намерены приводить здесь доводы ни за, ни против какой-либо из версий, хотя и не склонны особенно доверять тем доказательствам причаст*ности Усамы бен Ладена к терактам 11 сентября, которые Джордж Буш якобы представил главам государств-членов антитеррористической коалиции. Высокопоставленные члены разведывательного сообщества США во все времена слыли мастерами фальсификаций, что признается и их соотечественниками: "К сожалению, война ЦРУ против терроризма осложнена рядом проблем, связанных с недоверием к этой организации, так как известны случаи, когда ЦРУ злоупотребляло разведывательной информацией. Например, в 1981 г. ЦРУ подготовило оценочный доклад, который был крайне политизирован и преувеличивал связи Советского Союза с международным терроризмом.

    Несколько лет спустя тогдашний директор ЦРУ Уильям Кейси подготовил липовый специальный доклад, в котором Советы связывались с покушением на Папу Римского. Кейси также злоупотребил возможностями ЦРУ, чтобы попытаться обосновать утверждение бывшего Государственного секретаря Александра Хейга, что международный терроризм - это "как бы механическое пианино, которое заводят люди, сидящие в подвалах Кремля" (Мелвин А. Гудмен, старший научный сотрудник американского Центра международной политики).

    Виновен бен Ладен или нет - это вопрос, который, на сегодняшний день потерял всякую актуальность, поскольку антитеррористическая операция началась и уже зашла так далеко, что повернуть ее вспять невозможно. И главным ее объектом является именно бен Ладен, хотя президент США пообещал, что Афганистан - это только начало и, покончив с ним, американцы будут продолжать наносить удары по террористам, где бы они ни находились. С точки зрения здравого смысла, он совершенно прав, поскольку с нейтра*ли*зацией одного бен Ладена терроризм не исчезнет. Мало того, подавляющее большинство аналитиков считает, что совершенно уничтожить терроризм вообще невозможно. Но свести потери от него к минимуму можно и нужно. А для этого бороться с террористами везде и всегда. В этом мы целиком и полностью на стороне Джорджа Буша. Только вот непонятно, будут ли, как он обещает ("где бы они ни находились"), наноситься удары по террористическим организациям, существующим на территории самих США, Англии, Испании, Италии, Греции, Германии, России, Японии, Филиппин? Ведь далеко не все из них вошли в список американского Госдепа.

    Кстати, а есть ли террористические организации в самих Соединенных Штатах?

    Разумеется, есть, хотя сами американцы считают их, скорее, “экстремистскими”, а не террористическими. Тем не менее, в своем докладе на заседании Сената США директор ФБР Луиса Фри аккуратно перечислил их в разделе "Террористическая угроза Соединенным Штатам Америки" (подраздел "Внутренние террористические угрозы"):

    "Правые экстремисты. Эти группы часто стоят на принципах расового превосходства и антиправительственных позициях.

    ...На национальном уровне группы, такие как "Мировая Церковь Создателя" и "Арийские Нации" представляют террористические угрозы. Хотя некоторые группы приняли меры по уменьшению открытой расисткой риторики, ...ненависть, базирующаяся на расизме, продолжает оставаться основой их политической ориентации.

    Две из семи планируемых атак террористов, предотвращенных в 1999 году, были задуманы как широкомасштабные акции, которые должны были привести к большому числу жертв. Их готовили правые экстремисты. В декабре 1999 года люди, связанные с антиправительственной группой, планировали атаку на большое хранилище пропана в Калифорнии. У них были обнаружены бикфордов шнур, запалы, оружие, аммонал. ФБР прервало планы членов организации"Юго-Восточный Союз Штатов" - зонтичной организации боеви*ков, действующей во Флориде, Джорджии, Алабаме и ряде других южных штатов. У них были планы по краже оружия из военных арсеналов, нападений на полицейские участки и захват представителей власти в качестве заложников. Целью этой группы было создание хаоса, которая заставила бы американское правительство объявить военное положение, что, в свою очередь, спровоцировало бы американский народ свергнуть свое правительство.

    Крайне левые и пуэрториканкские экстремистские группы. В целом они придерживаются революционной социалистической доктрины и видят себя защитниками народа против "бесчеловечных действий капитализма и империализма". Они намереваются изменить США через революцию, а не через существующие политические процессы. В 60-80-е годы, левые экстремисты были наиболее серьезной внутренней террористической угрозой США.

    Террористические группы, которые направлены на полную незави*си**мость Пуэрто-Рико от США через насилие - одна из разновидностей левых. Они считают акты терроризма способом добиться независимости. В 70-80-е годы некоторые группы, включая "Вооруженные Силы Пуэрториканского Национального Освобождения" совершили ряд взрывов бомб на территории США.

    Угроза со стороны левых экстремистов значительно уменьшилась в 90-е годы, хотя акты терроризма, тем не менее, продолжаются в Пуэрто-Рико - три из них были зафиксированы за последние три года. Группу сепаратистов "Лос Мачетерос" подозревают в совершении этих атак.

    Анархисты и социалистические экстремистские группы, такие, как "Мировая Рабочая Партия", "Взять Власть на Улицах", "Карнавал Против Капитализма" имеют международные связи и периодически представляют террористическую угрозу...

    Экстремисты со специфическими интересами. Они отличаются от традиционных правых и левых террористов, тем, что пытаются террористическими методами решить специфические проблемы, не желая при этом фундаментальных изменений в обществе. Они продолжают проводить акты политически мотивированного насилия, чтобы заставить часть общества изменить отношение к определенным вопросам. Это крайние борцы за права животных, борцы против абортов, защитники окружающей среды, борцы с ядерным оружием и атомной энергетикой и т.п. Некоторые из них... превратились в группы вандалов и террористов".

    В 1999 году в департаменте юстиции ФБР был подготовлен специальный доклад "Проект Мегиддо" - документ о том, какие опасные культы и белые расистские организации действуют в стране и откуда они взялись.

    Выяснилось, что всю эту армию создали сами американские власти еще в 50-е годы, когда президент Эйзенхауэр (при полной поддержке со стороны ФБР, Минобороны и Конгресса) решил подготовить к гражданской обороне рядовых американцев. Из бюджета были выделены деньги на вооружение и обучение людей в провинции. Инструкторами стали американские ветераны войны. Новое движение было названо Милицией. И за несколько месяцев автономные группы милиционеров появились во всех штатах, кроме Гавайев.

    Холодная война закончилась, а эти люди так и не поверили, что коммунистическая угроза отступила. В ряды милиционеров для обучения военному делу охотно записывались члены религиозных культов и экстремистских организаций. По тогдашним подсчетам властей, милиционеров в стране насчитывалось около полумиллиона человек.

    Сегодня Америке угрожают не эти люди, а их подросшие дети. Они уверены, что их правительство предало их и продалось сионистам и коммунистам. "Помолодевшие" Милиции сохранились почти во всех штатах. Особенно активны эти военизированные группировки в Монтане, Мичигане, Северной Каролине, Аризоне, Айдахо, Огайо, Вирджинии и Техасе.

    К террористическим организациям несомненно принадлежит "Национальный Альянс". Книга основателя этой организации Вильяма Пирса "Дневники Тернера" была найдена у Тимоти Маквея, взорвавшего Оклахома-Сити. Кстати, сам Маквей, был сыном активиста Милиции в своем штате. "Национальный Альянс" был создан еще в 1974 году, и "Дневники Тернера" сегодня считаются Библией американских нацистов.

    В апреле 1996 года члены "Арийской республиканской армии" превратили в руины офис одной из городских газет Вашингтона, журналисты которой готовили расследование, посвященной "Армии".

    В 1996 году боевики группы "Сыны Гестапо" пустили под откос два поезда в Аризоне (78 человек остались инвалидами, и один погиб) и объявили это актом мести за уничожение агентами ФБР сектантов "Ветви Давидовой" в Уэйко, когда спецназ ФБР поджег ферму сектантов, и в пожаре погибло 87 сектантов, среди которых было 17 детей. Это, кстати, свидетельство того, что тоталитарные секты и добрые христиане-нацисты фактически объединились. Ведь и Тимоти Маквей взорвал Оклахома-сити в отместку за гибель "Ветви Давидовой". А через два месяца после разгрома сектантов неизвестные убили одного из руководивших штурмом ФБРовцев.

    В 1997 году члены "Республики Техас" Ричарда Макларена захватили двух заложников и потребовали в обмен на их освобождение провести референдум по вопросу восстановления суверенитета Техаса.

    В 1998 году агенты ФБР арестовали трех членов одной из "Милиций". Проводя обыск в доме одного из них, на жестком диске его компьютера они нашли планы целой серии терактов на Северо-Востоке США.

    Для перечисления всех террористических групп, действующих в США, не хватит ни времени, ни бумаги.

    Разумеется, никто в Америке не верит, что все эти группировки - по отдельности, или совместно - могли бы организовать атаку, равную той, в которой сегодня обвиняется бен Ладен. И размах не тот, и денег поменьше, хотя почти каждая из этих группировок время от времени "грешит" ограблениями банков и других финансовых учреждений. Но ведь малыши подрастают и иногда превращаются в монстров, особенно если для этого есть соответствующие условия и богатые спонсоры. А сейчас, когда практически все спецслужбы Америки заняты борьбой с терроризмом за рубежом, для оставшихся безнадзорными внутренних террористических организаций условия как раз могут оказаться весьма благоприятными. Что же касается спонсоров, то их в США предостаточно - и среди голливудских мультимиллионеров (например, активисты Церкви сайенотлогии Том Круз и Джон Траволта или антиглобалисты Тим Роббинс и Сюзен Сарандон), и среди бизнесменов, и среди высших государственных чиновников - как отставных (например, Эван Мечам, бывший губернатор Аризоны, а сегодня глава экстремистской группировки "Конституция" в штате Канзас), так и действующих.

    А кто поручится, что все эти группировки не имеют связей с международными террористическими организациями, члены которых вполне могли стать если не фактическими руководителями, то, по крайней мере, инструкторами и наставниками своих американских последователей? Не зря же Брайан Дженкинс, которого по праву считают одним из лучших специалистов в сфере корпоративной безопасности, уже шесть лет назад заявил, что "в Америке существует среда, способная поставлять боевиков, исполняю*щих приказы извне".

    Но приказы могут отдаваться не только "извне", как считает Дженкинс, но и "изнутри" США. Для аргументации такого предположения вернемся к докладу директора ФБР Луиса Фри.

    Среди террористических угроз США он называет также деятельность "формальных террористических организаций", к которым он относит "авто*ном**ные, как правило, транснациональные организации, с жесткой внутренней структурой, источниками снабжения, финансирования и тренировочными базами. Эти организации способны планировать и проводить террористические кампании на международной основе. Целый ряд этих организаций проводит операции и имеет сеть агентов в США. К примеру, "Палестинский ХАМАС", "Ирландская Республиканская Армия", египетская "Аль-Джамаа Аль-Исламиа" и ливанская "Хезболла" имеют членов, которые находятся в США и, в основном, занимаются собиранием денег, вербовкой сторонников и агентов... В июле 2000 года расследование ФБР привело к аресту 23 человек в штате Северная Каролина, которые, по-видимому, являются сторонниками "Хезболла". Эти люди обвиняются в различных нарушениях, включая предоставление материальной помощи для зарубежных террористических организаций, даче взяток государственным чиновникам, отмывание денег. "Хезболла" ответственна за большее количество смертей американцев, чем все другие террористические организации, включая "Аль-Каида" Усамы бен Ладена".

    Вот вам и альтернативный виновник трагедии 11 сентября!

    Но не будем искать альтернативных виновников, это - дело американских спецслужб, а у них по этому поводу, как видно, единого мнения нет.

    Например, заместитель координатора контртеррористических программ США Марк Вонг, выступая 22 мая с.г. на слушаниях в специальной надзорной комиссии по вопросам борьбы с терроризмом в составе Комитета Палаты представителей по делам вооруженных сил, заявил: "Потенциальные вылазки со стороны ...международных террористических групп, объединенных идеей глобального "джихада" против Запада, особенно против Соединенных Штатов, по-прежнему представляют собой очевидную и актуальную опасность...

    Многие террористы, о которых идет речь, прошли подготовку в Афганистане.

    Наша цель состоит в том, чтобы ликвидировать прибежища террористов, опустошить источники, приносящие им доходы, обезвредить террористические группы, парализовать их передвижение и обеспечить совершение над ними правосудия".

    Вот здесь уже речь идет об Усаме бен Ладене и его "Аль-Каиде". И, кстати, цели, названные М.Вонгом, на сто процентов совпадают с теми, которые провозгласил Джордж Буш, начиная контртеррористическую операцию в Афганистане.

    Кстати, американцы предъявили свой первый счет Усаме бен Ладену не сегодня и даже не вчера. ЦРУ еще три года назад пыталось захватить или убить скрывающегося в Афганистане Усаму бен Ладена.

    Если верить газете "Нью-Йорк таймс" (а почему мы не должны ей верить?), то кампания против бен Ладена началась после того, как в августе 1998 года были взорваны бомбы у посольств США в Кении и Танзании. С одобрения администрации Клинтона был предпринят ряд безуспешных попыток захватить бен Ладена и уничтожить организацию "Аль-Каида". Белый дом даже рассматривал план тайного "похищения миллионов долларов", принадлежащих сети бен Ладена, с банковских счетов в различных странах. Но отказался от этой идеи после возражений со стороны министерства финансов США, посчитавшего, что такая акция может нарушить нормальное функционирование всей международной финансовой системы.

    После сентябрьской трагедии Джордж Буш пообещал американскому на*ро*ду, что ответственность за теракт понесут не только его исполнители, но и те, кто за ними стоит, а также государства-спонсоры терроризма, то есть Иран, Ирак, Судан, Ливия, Сирия, Куба и Северная Корея. Из каких соображений исходил Государственный департамент США, утвердивший этот список государств-пособников терроризма еще в первой половине 90-х годов, известно только ему самому. Возможно, у него (Госдепа) действительно были какие-то веские доказательства участия этих стран в создании, финансировании, укрытии террористических организаций. Тем не менее, объявлять их спонсорами терроризма США не имели никакого права - это прерогатива Организации Объединенных Наций или международного суда, действующего под эгидой ООН.

    Если же США подготовили этот список для "внутреннего употребления", то они должны его существенно дополнить, включив туда целый ряд европейских государств, одно южноамериканское и одно североамериканское - свое собственное. Парадокс в том, что нынешний главный враг Соединенных Штатов - их собственное "дитя".

    В одной из наших работ ("Через войну к согласию?") мы уже упоминали, что многие крупные террористические организации были в свое время созданы спецслужбами различных стран.

    Не будем повторяться, но коротенько напомним историю американского "спонсорства".

    Первый пример - американский "ирангейт", где ЦРУ на деньги, вырученные от продажи оружия "врагу" - Ирану, финансировало террор "контрас" в Никарагуа.

    Второй пример - финансовая подпитка моджахедов в войне против правительства Афганистана, куда 3 млрд. долларов вложили США, еще столько же - другие страны, в т.ч. исламские, и 10 млрд. - колумбийские наркокартели. Гульбеддин Хекматиар был не только опорой афганской террористической среды, но и королем наркобизнеса. И, несмотря на то, что треть попадающего в США героина шла из Афганистана, ЦРУ финансировало Хекматиара примерно до 1994 г., когда сделало новую ставку – на террористов "Талибана".

    Оставшиеся после ухода СССР из Афганистана 8-15 тысяч боевиков-террористов сегодня стали одной из опор развития терроризма в Северной Африке, Боснии, Ближнем Востоке, Чечне, Таджикистане и... самих США.

    История - наука коварная. Она полна вещей, событий, явлений, использующих принцип бумеранга. И если в ней немножко покопаться, можно легко обнаружить, что многое из того, против чего мы сегодня вынуждены бороться, нами же и было создано.

    Был ли теракт 11 сентября неожиданностью для американских спецслужб?

    Если просмотреть американские открытые документы и материалы аме*ри*канских печатных СМИ за последние пять-шесть лет, становится абсолютно ясно, что возможность террористических актов, направленных против граждан США - как на родной земле, так и за рубежом - существовала всегда, и все без исключения спецслужбы, в компетенцию которых входила борьба с терроризмом, прекрасно об этом знали.

    Мало того, американские спецслужбы были даже предупреждены о возможности совершения террористического акта в США с использованием оружия массового поражения. “Это - всего лишь вопрос времени”, - заявил еще в 1995 году эксперт Джон Сопко, который провел анализ этой проблемы для сенатского комитета по делам правительственных учреждений. "Угроза того, что какая-либо тер*ро*ристи*ческая группировка применит в США ядерное, бактериологическое или химическое оружие, реальна. И вопрос ставится не "если", а "когда" произойдет такое событие".

    Правильно оценив угрозу, президент США Билл Клинтон даже подписал в июне 1995 года секретную директиву под номером 39, которая предусматривала принятие ряда мер в целях повышения подготовленности страны на случай совершения теракта с использованием ОМП на американской земле. В этом документе отмечалось, что администрация США должна уделять приоритетное вни*ма*ние развитию эффективного потенциала для выявления такой угрозы, предупреждения ее реализации, задержания террористов, а также ликвидации последствий в случае применения террористами любого вида ОМП. По первым трем пунктам главенствующая роль отводилась ФБР, по последнему - Федеральному агентству по чрезвычайным ситуациям /ФАЧС/.

    Но постепенно американцы вновь уверовали в то, что “Бог хранит Америку”. И в официальных документах (таких как ежегодные доклады Государ*ст*вен*но*го департамента США "Особенности глобального терроризма", отчеты спецслужб о борьбе с международным терроризмом), и в материалах СМИ опять акцент стал ставиться на возможность террористических акций, направ*ленных против граждан США, в основном на чужих (!) территориях.

    И руководители американских контртеррористических программ, тоже привыкшие к тому, что на территории США в течение длительного времени сохраняется относительное спокойствие, вольно или невольно дезориентировали спецслужбы. Тот же Марк Вонг в своем выступлении на слушаниях в Комиссии по вопросам борьбы с терроризмом за четыре месяца до теракта заявил: "В деле защиты Соединенных Штатов от актов международного террориз*ма... первая линия обороны должна находиться за пределами нашей страны".

    Сегодня уже достоверно известно, что буквально за несколько дней до теракта американские спецслужбы получили информацию о том, что против их сограждан как раз в этот период готовятся какие-то крупные акции. Но вместо того, чтобы повысить общую бдительность и, прежде всего, бдительность в собственной стране, они лишь предупредили сотрудников своих загранучреждений о том, что тем следует проявлять особую осторожность. Источник в вооруженных силах США, пожелавший остаться неназванным, прямо заявил корреспонденту ВВС о том, что буквально за несколько дней до теракта все посольства США получили меморандум, в котором говорилось о возможных нападениях на американские объекты по всему миру: "В нем прямо говорилось, что нужно быть настороже, не стоит расслабляться".

    Естественно, что после теракта 11 сентября в адрес ФБР и, главным образом, ЦРУ поступило огромное количество обвинений в некомпетентности. Очень может быть, что в большинстве своем эти упреки были справедливыми. Во всяком случае один из бывших высокопоставленных сотрудников ЦРУ считает, что это именно так. Более того, он прямо обвиняет ЦРУ в том, что оно "в его нынешнем виде не способно к серьезной работе. После развала Советского Союза ЦРУ стало быстро обюрокрачиваться, уходить от работы, связанной с риском и, что самое главное, - руководящие посты в нем заняли люди, которых такой стиль работы вполне устраивает, и которые поэтому ничего менять в нем не станут. ЦРУ перестало полагаться на разведданные, добываемые зарубежными резедентурами и резко сократило число оперативных работников в них. Теперь ЦРУ живет в основном за счет данных, получаемых от разведывательных служб и полицейских управлений дружественных стран и данных, получаемых от технических систем сбора информации".

    Вот почему Россия сейчас так нужна американцам. Даже, собственно, и не Россия, а ее агентурные данные, без которых американцам нечего делать в Афганистане.

    В интервью с корреспондентом "Известий" Евгением Баем Леон Арон, возглавляющий российское направление исследований в престижном American Enterprise Institute, говорит об этом вполне откровенно: "В силу ряда законов, сковавших ЦРУ - эта ведущая наша спецслужба - потеряла значительную часть агентурной сети среди многих радикальных арабских движений. Здесь Россия может оказать Америке неоценимую помощь".

    Россия, конечно же, окажет Америке такую услугу в рамках совместной борьбы с терроризмом, хотя у нас и нет уверенности в том, что, поменяйся мы вдруг местами, Америка поступила бы так же. Американское разведывательное сообщество всегда негативно относилось к тому, чтобы делиться собранными им секретными сведениями, своими источниками и методами, полагая, что существуют дружественные страны, но не существует дружественных разведывательных служб.

    Впрочем, будем справедливыми. Такого же взгляда на вещи придерживались до недавнего времени разведслужбы и других государств - Франции, Израиля, ФРГ и России, в том числе.

    Правда, у американцев этот принцип возведен в абсолют - они не хотят делиться своими сведениями не только со спецслужбами других государств, но и со своими собственными. Возможно, еще и поэтому события 11 сентября и оказались для них полной неожиданностью. Как мы теперь постепенно узнаем, какие-то отдельные сведения были у ФБР, что-то еще у ЦРУ, кое-что у АНБ, возможно, у кого-то еще. А вот свести все эти данные воедино, сопоставить их, обобщить и на этой основе прийти к каким-то общим выводам спецслужбы Америки не смогли. Или не захотели.

    Конечно, обсуждать и осуждать "чужие" просчеты не совсем этично. Но у нас есть вполне обоснованные опасения, что и в наших спецслужбах царят те же традиции. А хотелось бы, чтобы даже из чужих трагических уроков правильные выводы делались всеми.

    Система спецслужб США

    В американской системе безопасности достаточно спецслужб, в зону ответственности которых входит борьба с терроризмом (как внутренним, так и международным).

    На сегодняшний день расклад сил в системе спецслужб США выглядит так:

    Совет по национальной безопасности (National Security Council) - специальный помощник президента по нацбезопасности Кондолиза Райс;

    - Главный директор по разведывательным программам (Senior Director for Intelligence Programs);

    - Национальный координатор по безопасности, защите инфраструктуры и контртерроризму ( National Coordinator for Security, Infrastructure Protection and Counter-Terrorism).


    Совещательные органы при Президенте США:

    - Консультативный совет по разведдеятельности при Президенте (President's Foreign Intelligence Advisory Board) - председатель Уоррен Родман;

    - Национальный совет по контрразведке (создан при президенте Клинтоне специально, чтобы изменить соотношение сил между ЦРУ и ФБР);


    Административные органы:

    - Центральная разведка - директор ЦР, одновременно директор ЦРУ - Джордж Тенет;

    - Административно-бюджетное управление.


    В разведывательное сообщество США входят 13 федеральных ведомств:

    Центральное разведывательное управление (ЦРУ) (Central Intelligence Agency) - директор Джордж Тенет.

    Департамент обороны - секретарь департамента (министр обороны) Дональд Рамсфельд:

    - Военная разведка (Defense Intelligence Agency) - директор Томас Уилсон. В русской транскрипции получила название "Разведывательное управление министерства обороны" (РУМО).

    - Военно-морскаяразведка (Office of Naval Intelligence (ONI)). На русском языке проходит также под названием "Командование военно-морской разведки США".

    - Национальный центр рекогносцировки (National Reconnaissance Office) - директор Кейт Холл. В русской транскрипции получил название "Национальное управление военно-космической разведки".

    - Служба специального сбора информации - Special Collection Service - директор генерал-лейтенант Джеймс Кинг.

    - Агентство национальной безопасности (АНБ ) (National Security Agency) - директор генерал-лейтенант Майкл Хайден.

    Департамент юстиции (Justice Department):

    - Федеральное бюро расследований (ФБР)

    Госдепартамент США (Department of State) – госсекретарь Колин Пауэлл:

    - The Bureau of Intelligence and Research (INR). В русской транс*крип*ции "Управление разведки и исследований государственного департамента" (УРИ).

    Согласно исполнительному приказу N 12333, УРИ обеспечивает сбор открытыми методами информации, необходимой для проведения внешней политики США, подготавливает и рассылает разведывательную информацию.

    Вместе с тем УРИ координирует с другими членами разведывательного сообщества сбор информации, а также участвует в разработке тайных операций. УРИ опрашивает сотрудников госдепартамента после возвращения их из загранкомандировок с целью получения разведывательной информации, УРИ участвует в разработке национальной разведывательной программы США.

    Департамент финансов США (The Treasury Department):

    - Office of Intelligence Support. В русской транскрипции "Отдел разведывательной поддержки" или “Отдел разведывательного обеспечения”.

    Отвечает за сбор и анализ разведывательной информации через возможности министерства финансов, а также за координацию работы с другими организациями разведывательного сообщества. Был создан в 1977 году секретарем финансов Блюменталем.

    - United States Secret Service (Секретная служба министерства финансов).

    Обеспечивает охрану президента и вице-президента, членов их семей, официальных гостей правительства, охрану правительственных зданий и сооружений. Служба насчитывает 1,5 тыс. сотрудников, она занимается сбором разведывательной и контрразведывательной информации обо всех американских и зарубежных организациях и лицах, которые могут представлять потенциальную опасность для охраняемых лиц и объектов.

    Кроме того:

    - Сбором информации за рубежом занимается атташе по финансовым вопросам дипломатического представительства США.

    Согласно исполнительному приказу N 12333 от 1981 г., сбор информации осуществляется открытыми методами. Информация собирается о финансовом и валютном положении иностранных государств.

    Департаментэнергетики (Department of Energy):

    - Non-Proliferation and National Security. В русской транскрипции - "Отдел оборонной разведывательной информации управления по делам международной безопасности".

    Не имеет своего разведывательного аппарата за рубежом, но каждый сотрудник в министерстве энергетики, выезжающий за рубеж обязан по возвращении предоставлять письменный отчет, содержащий собранные им сведения, в Управление по делам международной безопасности. Согласно исполнительному приказу президента N12333, этот отдел собирает сведения об энергетике иностранных государств, особенно о разработке и производстве ядерного оружия, атомной энергетике.


    Пожалуй, американская система безопасности была самой мощной и дорогостоящей в мире. Тем не менее, после террористических актов 11 сентября Джордж Буш пришел к выводу о том, что она не справилась со своими обязанностями. Американские СМИ дружно заговорили о провале спецслужб, о том, что администрация Белого дома немедленно начнет поиск "козлов отпущения", и руководство разведывательного сообщества США (в первую очередь Джорджа Тенета) ждет неминуемая отставка. До сих пор однако никаких отставок не последовало.

    Но изменения в системе безопасности все же произошли.

    8 октября 2001 года президент Джордж Буш официально представил новую структуру безопасности США – Управление внутренней безопасности (Office of Homeland Security). Руководителем этого ведомства был назначен бывший морской пехотинец, бывший губернатор штата Пенсильвания и личный друг Буша Томас Ридж, который возглавляет новое ведомство в ранге министра и подчиняется напрямую президенту США. Рабочий кабинет Риджа находится в западном крыле Белого дома, где расположены все кабинеты ближайших помощников Буша.

    Впервые о намерении создать такую структуру Буш заявил в своей речи в Капитолии 20 сентября, Он пояснил, что "это управление будет осуществлять координацию деятельности более чем дюжины федеральных ведомств, включая Центральное разведывательное управление (ЦРУ) и Министерство обороны, чтобы попытаться предотвратить новые нападения террористов".

    По мнению американской прессы, задачи нового ведомства будут во многом сходны с близкой нам в недавнем прошлом гражданской обороной. Другие считают, что Управление создано как нельзя вовремя, так как главной его задачей будет координация деятельности 40 федеральных ведомств, обеспечивающих общественную безопасность в США, необходимость которой очевидна.

    Пересуды вокруг нового ведомства закончились, когда президент 8 октября 2001 года определил его конкретные задачи:

    "...Задачами ведомства являются разработка, координация и реализа*ция исчерпывающей национальной стратегии по защите США от террористических угроз. Управление координирует исполнительные отраслевые службы, для того чтобы своевременно обнаружить угрозу, приготовиться к ее отражению, защитить население страны и найти адекватный ответ на террористические акции, угрожающие США".

    Управление будет работать с департаментами и службами всех спец*служб, местными органами власти и частными организациями для достижения этой цели, а также будет дополнять и исправлять, по мере необходимости, национальную стратегию защиты США от терроризма.

    Кроме того, в рамках работы Управления и выполнения задачи защиты территории США от угрозы террора создан Совет внутренней безопасности (The Homeland Security Council), который должен обеспечить полную координацию деятельности всех ведомств, задействованных в обеспечении внутренней безопасности.

    В совет вошли: Президент, вице-президент, министр финансов, министры обороны, юстиции, здравоохранения, транспорта, директор федерального агентства чрезвычайных ситуаций, директор ФБР, директор ЦРУ, помощник Президента по внутренней безопасности и другие должностные лица исполнительной ветви власти, которых президент может время от времени приглашать в Совет. Руководители Администраций Президента и вице-президента, помощник президента по национальной безопасности могут посещать любые собрания совета.

    Госсекретарь, секретарь сельского хозяйства, министр внутренних дел, министры энергетики, труда и торговли, секретарь по делам ветеранов, руководитель Агентства по защите окружающей среды, помощник Президента по экономической политике и помощник Президента по внутренней политике должны посещать собрания Совета по вопросам, относящимся к их компетенции. Председателем Совета является Президент.

    Справка.

    Том Ридж родился 26 августа 1945 года в семье продавца славянского происхождения и матери-ирландки в Пенсильвании.

    Он окончил Гарвард и посещал юридическую школу Диккинсона (Dickinson Law School) в течение года, попал в армию, где получил Бронзовую звезду и дослужился до сержанта морской пехоты.

    Вернувшись домой, он закончил юридическое образование, работал помощником окружного прокурора в течение нескольких лет, пока не пошел в 1980 году работать в команду, проводившую президентскую кампанию Джорджа Буша-старшего. В 1982 году он был избран в Сенат от республиканцев. Там он прославился тем, что хоть и будучи католиком, возвратил право на аборт, боролся за права ветеранов и т.п.

    Провозгласив жесткую программу борьбы с преступностью, он был выбран губернатором Пенсильвании в 1994 году. Как губернатор, он подписал более 100 смертных приговоров. Однако известен он стал как борец за снижение налогового бремени. Например, он добился отмены государственного налога на прибыль для малого бизнеса.

    Женат, имеет двух детей.

    Что конкретно изменилось в деятельности американской системы безопасности с появлением нового Управления, пока неизвестно. По мнению американских экспертов, пока еще нет четкого определения обязанностей и задач Управления. Судить об успешной или неуспешной работе Управления внутренней безопасности можно будет тогда, когда Конгресс примет специальный законодательный акт для этого ведомства, но пока он этого не сделал...

    Возможно, на этом изменения в системе безопасности США не закончились. В газете "Washington Post" от 8.11.01 появилось сообщение о предстоящей тотальной реформе разведсообщества США.

    По данным "Washington Post", Президентский совет по внешней разведке вынашивает планы по передаче трех крупнейших разведывательных служб из подчинения Пентагона под прямой контроль ЦРУ. Речь идет об Агентстве национальной безопасности (National Security Agency), Национальном центре рекогносцировки (National Reconnaissance Office) и Национальном агентстве картографирования и аэрофотосъемки (National Imagery and Mapping Agency). Это предложение будет представлено Президенту уже в этом месяце.

    Официальная цель этой реформы - сократить бюрократию между 12 разведывательными службами США.

    Президентский совет по внешней разведке, возглавляемый отставным генерал-лейтенантом Брентом Скоукрофтом (Brent Scowcroft), был воссоздан Бушем в мае этого года, после того, как Буш потребовал от Тенета проанали*зировать состояние разведсообщества США, чтобы приблизить ее к новым целям и задачам. Кстати, Скоукрофт работал помощником по нацбезопасности президентов Джорджа Буша-старшего и Джеральда Форда, так что предложения его комиссии вполне могут быть услышаны нынешним президентом. По крайней мере, в совете по разведке Конгресса уже заявляют, что поддержат эту реформу. Против, естественно, выступают Дональд Рамсфельд, а также советы по вооруженным силам Конгресса и Белого дома.

    Насколько эта информация соответствует действительности, можно будет судить уже в ближайшее время.

    Кстати, в тот же день, 8 ноября, генеральный прокурор США Джон Эшкрофт (John Ashcroft) объявил о реструктуризации Министерства юстиции, включая ФБР и иммиграционные службы, для ведения более эффективной борьбы с терроризмом.

    Силы специальных операций

    ВС США располагают мощными и эффективными силами специальных операций (ССО), в состав которых входят рейнджеры, спецназ и "Морские котики". Они насчитывают свыше 45 тыс. военнослужащих и мощные средства обеспечения. Их мобильность, боеготовность и боеспособность очень высоки. В определенных условиях ССО могут быть поддержаны аэромобильными частями и соединениями 18-го корпуса сухопутных войск. Масштабы спецопераций за рубежом впечатляют: например, в период с 1995 по 1997 год почти в 70 странах действовало около 4500 сотрудников спецназа.

    По взглядам американского командования, ССО способны действовать на глубину до 700-800 км. На это рассчитаны средства их переброски, с такой глубиной согласованы радиусы действия тактической авиации, без которой масштабные спецоперации на территории Афганистана невозможны. Что бывает, когда ССО приходится действовать на большую глубину, показал неудачный рейд по освобождению заложников в американском посольстве в Тегеране после иранской исламской революции.

    При использовании в Афганистане ССО не смогут полностью подорвать террористическую базу, поскольку они не способны длительно контролировать территорию. В лучшем случае спецназ может уничтожить или захватить руководящее ядро террористической организации.


    Спецназ

    Отряд "Дельта". Оперативный отряд спецсил американской армии. Создан в 1976 году. Причем, сначала предполагалось создавать антитеррористические группы в США на базе "Зеленых беретов", но высшее командование ВС США решило создать новые силы. Поэтому и по сей день "Дельта" пребывает в жесткой конфронтации с морскими пехотинцами США.

    Базируется в Форт Брэгг (Северная Каролина). В свое время были любимцами американского президента Рональда Рейгана. Главное антитеррористическое подразделение США, созданное в середине 70-х.

    Занимается освобождением американских заложников за рубежом.

    Численность - около 500 человек. Есть две женщины. За время своего существования приняло участие в сотнях тайных операций во всем мире. В том числе, в войне на Панаме и в Гренаде. Самая удачная операция - акции против Ирака во время войны в Персидском заливе. Самый крупный провал – попытка освободить заложников в посольстве США в Тегеране в 1980 году. Во время попытки штурма американцы случайно подожгли вертолет, самолет, склад с горючим и автобус, и боевики "Дельты" в панике ретировались. 53 заложника просидели в посольстве 444 дня и были освобождены лишь путем переговоров.

    "Отряд чрезвычайной службы нью-йоркской полиции" (ESU). Численность - около 400 человек, из них около десятка - женщины. Оснащены тяжелым оружием, имеют группы прикрытия.

    Спасли около 500 заложников, потеряли около трех десятков своих боевиков. Самая крупная операция - охрана Папы Римского во время его визита в США в октябре 1995 года. Эта структура, напоминающая маленькую армию, участвует в среднем в 2,5 тыс. операциях в год

    "Отряд полиции Лос-Анджелеса" (SWAT). Создан после молодежных волнений в США в 1965 году. Элитное подразделение, использующееся как внутри страны, так и за ее пределами.

    Численность - 70 человек, из них одна - женщина. Известны своей борьбой с террористической организацией США "Черные пантеры", ликвидацией похитителей дочери газетного магната Херста. За все время своего существования отряд освободил более сотни заложников, и ни один из них не погиб. Зато в самом подразделении погибло около десятка офицеров.

    Военно-морская Специальная Группа (Naval Special Warfare Development Group). Служба основана в 1980 году, штаб-квартира: Dam Neck, Virginia, USA.

    Военно-морская Специальная Группа, дислоцирующаяся в Вирджинии, отвечает за антитеррористическиедействия США на воде. Группа состоит издвенадцати взводов. Обучение этих солдат проводится на территории всех США. Проходят также совместные учения с более опытными командами типа немецких GSG-9, английских SBS. Группа участвовала во множестве акций, начиная с середины 1980-х. Эта группа стала причиной грандиозного скандала, разгоревшегося в стране в начале 90-х. Тогда руководство группы обвинили в присвоении фондов, а основатель и руководитель группы Ричард Марсинко был осужден и приговорен почти к двум годам в Федеральной тюрьме, а также штрафу в 10 тыс. долларов.

    Несмотря на это, в некоторых кругах Марсинко все еще уважают и считают чуть ли не мифической фигурой. Группа имеет свои вертолеты и самолеты и наряду с некоторыми другими группами призвана, в частности, обеспечивать безопасность Папы Римского во время его визитов в США. О численности группы точно не известно - есть данные, что в ее состав входят около 300 человек.

    Операции:

    - 1985 - Шесть членов группы эвакуировали из Гренады губернатора сэра Пауля Скуна.

    - 1989 - Группа принимала участие в операции СЩА в Панаме. Они разыскивали генерала Норьегу.

    - 1990 - Группа снова была использована для секретной миссии в Панаме по поимке колумбийского наркобарона Пабло Ескобара.

    - 1991 - команду планировалось использовать для секретного расстрела личного вертолета Саддама Хуссейна ракетами.

    Этот расстрел так и не состоялся.

    - 1996 - команда была выписана в Атланту для охраны олимпийских игр.


    Кроме того, в корпусе морской пехоты США создается особая антитеррористическая бригада. Как объявил ее будущий командир бригадный генерал Дуглас О'Делл, ее формирование завершится к 1 декабря текущего года.Официально именоваться она будет 4-й экспедиционной бригадой морской пехоты. Штаб ее разместится первоначально на базе Кэмп-Лежен (штат Северная Каролина), а со временем может быть переведен в Норфолк (штат Вирджиния).

    В состав бригады войдут три батальона и группа быстрого реагирования на применение химического и бактериологического оружия. Два батальона, располагающихся сейчас на базах в Норфолке и Куойтико (штат Вирджиния), специализируются на обеспечении безопасности. Их подразделения несут службу по всему миру, охраняя не только военные объекты, но и ряд дипломатических представительств США. Еще один батальон будет специально перепрофилирован в антитеррористический. Это та самая часть, которая в 1983 г. подверглась нападению террористов в Ливане и потеряла 241 человека.

    Общая численность личного состава новой бригады составит 4 тыс. 800 человек. Поскольку командование корпуса предлагает создать еще и дополнительную группу антитеррористической безопасности флота, ему, видимо, придется просить об увеличении штатного расписания корпуса примерно на 3600 военнослужащих.

    Группа быстрого реагирования на применение химического и бактерио*ло*гического оружия была сформирована в США в 1996 году в связи с крупным терактом в Токийском метро. Она базируется в Индиан-Хед (штат Мэриленд) и в случае необходимости обязана оказывать безотлагательную поддержку гражданским властям.


    Терроризм и Израиль

    5 сентября 1972 года, на ХХ Олимпиаде в Мюнхене произошла самая чудовищная трагедия за всю историю спортивных состязаний.

    В 3:30 утра в один из домов Олимпийской деревни, расположенном на Конноли-штрассе 31, ворвались 8 вооруженных до зубов террористов, принадлежавших к боевой группе Организации Освобождения Палестины (ООП) "Черный сентябрь". Им удалось захватить в заложники 11 членов израильской спортивной делегации.

    Неудачная попытка освобождения заложников, предпринятая западногерманским спецназом, закончилась полным провалом - все одиннадцать израильских спортсменов погибли от рук немецких спецназовцев. Израиль до сих пор не может простить немцам того, что они категорически отказали израильтянам в просьбе разрешить им принять участие в операции по спасению заложников. В свою очередь, спецназ ФРГ до сих пор не может избавиться от “мюнхенского” синдрома.

    Сразу после олимпийской трагедии премьер-министр Израиля Голда Меир выступила с заявлением, не только осуждающим чудовищную акцию, но и дающим понять всему миру, что Израиль никогда не забудет кровавый мюнхенский вторник. Высказывания Голды Меир не были голословными. Практически сразу после мюнхенской резни Израильская служба безопасности - Моссад по личному указанию премьер-министра занялась подготовкой акции возмездия. Для этой цели было сформировано три или четыре ударные группы. В каждую из таких групп обязательно входили офицеры, служившие в отборных частях Армии обороны Израиля (ЦАХАЛа) и прошедшие специальную подготовку в Моссаде.

    Служба безопасности составила список, в который были включены 11 террористов, имевших непосредственное отношение к гибели израильских спортсменов:

    1. Али Хасан Саламэ

    2. Абу Дауд

    3. Махмуд Хамшари

    4. Вайель Звайтер

    5. Базиль Аль-Кубаиси

    6. Камаль Насер

    7. Кемаль Адван

    8. Махмуд Юсуф Наджир

    9. Мухаммед Будиа

    10. Хусейн Абад-аль-Шир

    11. Вади Хадад

    Несколько позже к списку был добавлен 12-й террорист - Заид Мухасси.

    Все они были приговорены к смерти. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал. Его следовало привести в исполнение, даже если для достижения этой цели нужно будет потратить многие годы.

    При этом категорически запрещалось ставить под угрозу жизнь других людей, родственников, жен, детей террористов.

    Это было единственным и обязательным условием при выполнении операции "Возмездие".

    Перед началом операции каждый ее участник, входящий в одну из групп, должен был подписать документ о добровольном увольнении из Mоссада. Вслед за этим с ним заключали контракт о выполнение специального задания. Это было сделано для того, чтобы в случае ареста никого не смогли бы уличить в работе на службу безопасности Израиля и, тем самым, обвинить еврейское государство в нарушении международного права. Получалось, что участники операции действовали самостоятельно и формально не имели никакого отношения к государству Израиль.

    Вайель Звайтер был убит в Риме; Махмуд Хамшари и Мухамед Будиа - в Париже; Хусейн Абад Аль-Шир - на Кипре; Базиль Аль-Кубаиси - в Париже; Камаль Насер, Камаль Адван, Махмуд Юсуф Наджир и Али Хасан Саламэ - в Бейруте; Заид Мухасси - в Афинах; Абу Дауд - в Лодзи;

    Только один человек ушел от возмездия. Им был доктор Вади Хадад, который в 1978 году умер в восточногерманской больнице от рака.

    Почти 9 лет потребовалось Моссаду для того, чтобы отомстить за гибель одиннадцати израильских спортсменов.

    И именно после завершения операции "Возмездие" Моссад стали считать одной из лучших спецслужб мира.

    Моссад однако не единственная спецслужба в системе безопасности Израиля. И мы начали с мюнхенской трагедии с одной единственной целью - показать, как некоторые спецслужбы создают себе репутацию и добиваются мировой известности. Но это одна сторона медали. С другой стороны, вся операция "Возмездие" - это пример того, как спецслужбы в борьбе с террористами сами используют чисто террористические методы.

    Моссад достаточно убедительно подтверждает все обвинения критиков Израиля в том, что он создал принципиально новую систему борьбы с терроризмом, которая состоит из компонентов несовместимых в принципе - государственного терроризма, манипулируемого исламского терроризма и антитеррористических спецслужб.

    Уже при создании государства Израиль был сделан принципиальный и открытый выбор - терроризм стал важным политическим средством. Командир той группы, что убила посланника ООН Бернадотта, недавний премьер-министр Израиля Ицхак Шамир, заявил в 1943 г.: "Ни еврейская мораль, ни еврейская традиция не исключают терроризма как средства борьбы".

    Терроризм отказался осудить и первый президент Израиля Хаим Вейцман, и первый премьер-министр Бен-Гурион.

    Именно израильские террористы придумали такое дьявольское оружие, как "письмо-бомба". В 1983 г. Яков Элиав, командир спецгруппы "Лехи" ("Суровая бригада"), входящей в соединение террористов под командой Ицхака Шамира, издал книгу мемуаров, в которой говорит, что "письмо-бомбу" изобрел он.

    В 1946 году 70 таких бомб было изготовлено в конвертах правитель*ственной почты Великобритании для отправки всем членам британского кабинета министров, лидерам оппозиции и ряду военачальников. На конвертах был штамп "Лично. Секретно" чтобы письмо распечатал только сам адресат. В июне 1947 г. Элиав был арестован бельгийской полицией, а письма-бомбы перехвачены.

    Мы уже упоминали о том, что первыми террористическими организациями на Ближнем Востоке были еврейские группы, созданные Менахемом Бегиным и Абрамом Штерном для борьбы против английских колонизаторов в Палестине.

    Есть еврейские террористические группы в Палестине и сейчас. Одна из них - "Ках", известная также под двадцатью другими названиями ("Государство Иудея", "Меч Давидов", "Ешива еврейской идеи" и т.д.), занесена даже в список международных террористических организаций, подготовленный Государственным департаментом США. А сколько в Израиле таких групп, которые не значатся ни в каких списках, одному Богу известно. И что-то мало кому известно, как израильские спецслужбы борются с израильскими же террористическими организациями. С арабскими - да, об этом информации сколько угодно, а с собственными…

    Что же касается методов борьбы с арабскими террористами, то они во многом основаны на традициях, оставшихся от Голды Меир, Ицхака Шамира и Якова Элиава. Израильские спецслужбы чаще всех применяют прямое уничтожение лидеров террористов, их идеологов и отдельных боевиков. При этом они не оглядываются на международный резонанс и общественное мнение, тем более, что в самом Израиле общественное мнение как раз поддерживает такую практику. Исключения составляют лишь те случаи, когда операции заканчиваются неудачно - два директора Моссада и несколько руководителей военной контрразведки лишились своего поста из-за провала акций и обнародования сведений о пытках над захваченными террористами. Самый знаменитый и легендарный директор Моссада Исер Харел подал в отставку поста после того, как его план по уничтожению немецких ученых - бывших нацистов-разработчиков ракет "Фау", которые создавали ракеты средней дальности для Египта, вошел в противоречия с политическими договоренностями между Бен-Гурионом и канцлером ФРГ Конрадом Аденауэром об установлении дипломатических отношений и гигантской денежной компенсации ФРГ Израилю за холокост.

    Официальное отношение к международному терроризму в нынешнем Израиле двоякое. Если речь идет о терактах в другой стране, то израильтяне, как на официальном уровне, так и в средствах массовой информации, в целом придерживаются общепринятого понимания террора как любой вооруженной акции против мирных граждан. Однако оценка этих актов прежде всего определяется отношениями Израиля со страной, в которой произошел теракт, и его исполнителями.

    Словом, отношение к международному терроризму диктуется главным образом политическими соображениями. Так, официальные лица Израиля и местные средства массовой информации, касаясь событий в Чечне, практически не допускают таких выражений, как "террористы", "бандиты". Чеченских террористов здесь чаще всего называют "боевиками", "группой", "отрядом" и иногда "сепаратистами".

    Более того, во время чеченской войны 1994-1996 годов эмиссарам Дудаева без всяких ограничений предоставлялись страницы "независимой" русскоязычной печати и даже эфир государственного радио "Рэка", вещающего на русском языке.

    Правда, визиты сюда различных представителей Дудаева подавались как "частные". По неофициальным источникам, такого рода делегации занимались сбором пожертвований (в основном среди выходцев с Кавказа) и даже закупкой оружия.

    Что же касается самого Израиля, то любые акции против израильтян, как гражданских, так и военнослужащих, неизменно подаются как "террористические", будь то нападения со стороны палестинцев или действия ливанского движения сопротивления против израильских оккупационных войск в Южном Ливане.

    Боевики ливанских организаций, ведущих вооруженную борьбу против оккупации, называются не иначе, как "террористы". К ним сегодня в Израиле относят всех, кто выступает против политического решения проблемы, будь то "палестинской" или "ливанской". В неофициальном порядке некоторые израильские лидеры допускают различие между "палестинскими" и "ливанскими" террористами. Поэтому в действиях Израиля против них также отмечается заметное различие.
    IPv6 Certification Badge for terra2039
Обработка...
X