Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

Неудавшееся лечение

Свернуть
Это важная тема.
X
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • Неудавшееся лечение

    Неудавшееся лечение
    Невилл Ходжкисон
    Sunday Times (Лондон), 04.04.1993

    Джоди Уэллс является ВИЧ-положительным с 1984 года. Ему был поставлен диагноз СПИД в 1986 году. Сегодня, спустя семь лет, он говорит, что чувствует себя отлично, а судя по его энергичности, ему никак не дашь 52 года. Он не принимает АЗТ – препарат «анти-ВИЧ».

    Уэллс, в отличие от тысяч врачей и пациентов во всем мире, не был ни удивлен, ни разочарован на прошлой неделе, когда Совет по медицинским исследованиям объявил, что раннее лечение с помощью АЗТ (зидовудин), который продается под торговой маркой «Ретровир», не имеет смысла. Напротив, он одобряет такое заявление. Не потому, что он мог бы сказать своим врачам: "Ведь я же вам говорил!", - он упорно отказывался принимать препарат, потому что он считает, что это яд, который больше вредит, чем помогает, и может даже убить, поскольку приводит к появлению симптомов, которые врачи ложно истолковывают как СПИД.

    Его настолько задел этот вопрос, что он работает до 18 часов в день, развивая недавно созданную благотворительную организацию, которая называется Continuum — «организацию людей, которые уже долго живут с ВИЧ и СПИД, и людей, которые хотят долго жить». Основанная в конце прошлого года группа уже насчитывает 600 членов.

    В Continuum подчеркиваются диетологические и поведенческие подходы к борьбе со СПИДом, утверждается, что этими факторами грубо пренебрегали в течение 10 лет, с тех пор как доктор Роберт Галло объявил ВИЧ причиной СПИДа.

    У большинства в «СПИД- сообществе», заявление Совета по медицинским исследованиям вызвало неприятный шок. Это означало, что десятилетие самых интенсивных исследований, которые когда-либо реализовывались медицинским и научным сообществом против одного вируса и обошлись в 1,5 млрд. долларов ежегодно в одних только Соединенных Штатах, не дало никаких терапевтических результатов.

    АЗТ, как заявляли некоторые врачи, был «золотым стандартом» в лечении СПИДа. Они верили в него так сильно, что настойчиво убеждали многих пациентов принимать его и добровольно участвовать в испытаниях, финансируемых компанией Wellcome — производителем препарата. По последним подсчетам, более 50 больниц по всей Великобритании принимали участие в таких исследованиях. Его дают даже ВИЧ-позитивным детям.

    Однако, как «Sunday Times» впервые сообщила в 1989 году, некоторые ученые выступали против огромной концентрации ресурсов на испытаниях АЗТ, и против того, чтобы пациентам прописывали препарат, первоначально разработанный для больных раком, но который потом сочли слишком токсичным.

    Они также поставили под сомнение смысл исключительно анти-вирусного подхода к СПИДу, указывая на то, что науке до сих пор не удалось обнаружить механизм, с помощью которого ВИЧ сам по себе может привести к распаду иммунной системы, обнаруживаемом при СПИДе.

    «Это Мир Зазеркалья как в «Алиса в стране чудес»», говорит Уэллс. «Очень много неизвестного, и тем не менее этот крайне токсичный препарат был прописан тысячам людей, многие из которых являются полностью здоровыми, помимо того, что у них в крови нашли антитела к ВИЧ. Возмутительно, что таким способом их здоровье поставили под угрозу».

    На прошлой неделе компания Wellcome попыталась ограничить ущерб авторитету АЗТ, утверждая, что результаты исследований не были настолько плохи, что другие исследования показали пользу, и что в будущем АЗТ будет использоваться в комбинации с другими препаратами. Но последнее испытание под названием «Concorde» было, несомненно, в высшей степени научным. Хотя оно было направлено на то, чтобы выяснить, поможет ли АЗТ бессимптомным ВИЧ-инфицированным, а не тем, у кого зафиксирован полномасштабный СПИД, исследование наоборот усилило обеспокоенность ученых, которые сомневаются в целесообразности препарата в лечении СПИДа.
    AЗТ — это большой бизнес. Он принес компании Wellcome более 200 млн. фунтов стерлингов в прошлом году и 131 млн. фунтов за шесть месяцев с февраля этого года. Как мог «бесполезный» препарат получить репутацию «золотого стандарта» в борьбе со СПИДом и достичь таких высот успеха?

    В эпоху, когда наукой было достигнуто так много, как профессионалы, так и общественность часто покупаются на образ ученого, похожий на персонаж Спока — такого себе доброго, спокойного, беспристрастного искателя истины. Это миф. Мнение ученых, как и мнение обычных людей, подвержено искажению эмоциями, будь то состраданием или жадностью. Как правило, научный метод подразумевает преодоление субъективности, за счет тщательного анализа требований.

    В середине 1980-х годов, американские исследователи пребывали под огромным давлением со стороны паникующего гомосексуального сообщества, требовавшего, чтобы ученые быстро нашли лекарство от СПИДа. Конференции по СПИДу стали не только научными мероприятиями, но и политическими, где демонстранты скандировали: «Дайте нам лекарство немедленно!».
    Именно в таких условиях на рынок был выброшен АЗТ, который был изначально разработан в 1960-х годах для лечения лейкемии. Препарат прекращает синтез ДНК, основной процесс деления клеток, и ученые первоначально надеялись, что он предотвратит репликацию быстро размножающихся раковых клеток. Но от препарата отказались, поскольку он показал свою токсичность и бесполезность при испытаниях на животных.

    После того, как Галло объявил ВИЧ причиной СПИДа, доктор Самуэл Бродер, его коллега в американском Национальном институте здоровья (NIH) в Бетезда, штат Вашингтон, инспирировал проведение лабораторных исследований, показывающих, что АЗТ помогает блокировать репликацию вируса. Он провел лекарство через регуляторные процедуры – от пробирки до пациентов — за рекордные 19 месяцев.

    В то время Бродер занимал должность заместителя директора по клинической онкологической программе Национального института рака, и в 1986 году он рассказывал о той тяжелой обстановке, в которой он работал, так как каждый его шаг тщательно анализировали и критиковали лоббисты СПИДа. «Я должен признать, что наш подход к этой проблеме не был строго научным», - сказал он.
    Позже он сделал заявление для большей части научного сообщества: «Я рассматриваю АЗТ как битву при Эль-Аламейне. Символично, что мы можем что-то противопоставить вирусу, вызывающему СПИД, что мы можем добиться прогресса, что те, кто проповедовал, что болезнь неизлечима, были неправы».

    АЗТ был лицензирован Администрацией США по продовольствию и лекарствам (FDA), чьему примеру затем последовали разрешительные органы по всему миру, и это на основе одного, многоцентрового исследования. Оно было осуществлено в 1986 году, и в нем приняли участие 281 больных СПИДом. Они должны были проходить исследование в течение 24 недель, но испытания были преждевременно завершены, когда лишь 15 пациентов прошли полный курс, потому что, якобы в группе, принимавшей АЗТ было значительное улучшение выживаемости. Только один из них умер, по сравнению с 19-ю пациентами, получавшими плацебо.

    Позже стало ясно, что исследователи и пациенты знали о том, кто принимал какие таблетки; имели место многочисленные нарушения протокола, разработанного для обеспечения сопоставимости между теми, кто принимал таблетки, и теми, кто принимал плацебо, и пациенты, находившиеся в худшем состоянии могли быть помещены в группу плацебо; ускорение смертности имело место в группе получавших таблетки после того, как испытания завершились (многим поддерживали жизнь за счет повторных переливаний крови); о многих побочных реакциях не сообщалось; а то, что 19 пациентов умерли в течение нескольких недель, на самом деле представляло собой феноменально высокий уровень смертности, который не был зарегистрирован в дальнейшем ни в какой другой группе, что свидетельствовало о неправильном лечении.

    По словам Джона Лауритсена, активиста гей-движения и автора книги «Яд по рецепту: история АЗТ», документы FDA, полученные в соответствии с Законом о свободе информации, показывают, что было созвано совещание, на котором решалось, что делать с «нарушением протокола и плохими показателями».

    «Было принято решение всё оставить в прежнем виде», говорит он. «Исследователи оправдывали эти непростительные решения двумя причинами: во-первых, если бы они не использовали ложные данные, то в исследовании не осталось бы пациентов; и во-вторых, использование ложных данных, на самом деле, не очень влияло на результаты». Одобрительная печать FDA на лицензии АЗТ запустила в движение «победный фургон с оркестром», который уже трудно было остановить.

    Начался поток докладов о различных полезных свойствах АЗТ. Многие из них включали «эпизоды из жизни», то есть описывали наблюдение пациентов врачами, вместо того, чтобы описывать научно обоснованные исследования. Лауритсен в своей книге, изданной в 1990 году, жестко критикует такие доклады.

    «Этим врачам», пишет он, «многие из которых — довольно доверчивые люди, было сказано, что АЗТ — это «последняя надежда». С этой надеждой, они начали прописывать АЗТ пациентам , и рано или поздно некоторые из них посчитали, что «результаты были хорошие».

    «Возможно, пациент, получив несколько переливаний крови и мучительно страдая от побочных эффектов, умирает через 11 месяцев, и тогда врач заключает, что пациент умер бы раньше, если бы не принимал АЗТ».

    По мере того, как миллионы долларов от продажи АЗТ шли в казну Wellcome, компания спонсировала все большее число научно-исследовательских проектов, а также «образовательные» материалы и PR-кампании по борьбе со СПИДом.

    В августе 1989 года Wellcome достигла прорыва, который, казалось бы, снимал все ограничения на ее будущие доходы. Она выиграла «научное» подтверждение идеи, что пользу от AZT могут получить все ВИЧ-инфицированные пациенты, а не только те, кто прогрессирует к СПИДу. Испытания, которые компания спонсировала, проводились в Национальном институте аллергии и инфекционных заболеваний в США, и они также были прекращены досрочно, так же, как и первое исследование, на основании того, что лекарство якобы вдвое сокращало скорость, с которой группа ВИЧ-инфицированных пациентов заболевала.

    Акции Wellcome выросли на 164 пункта, увеличив стоимость компании на фондовом рынке на 1,4 млрд. фунтов стерлингов. И были призывы к пересмотру многомиллионного англо-французского исследования, известного как испытания «Concorde», которое касалось того же вопроса, что и американское исследование: может ли АЗТ задержать начало болезни у всех ВИЧ-положительных людей. Конечно, раз уже было доказано, что АЗТ эффективен, то неэтично продолжать испытания «Concorde» и отрицать преимущества АЗТ?
    «Лекарство дает путевку в жизнь», гласил заголовок на первой странице «Independent» от 19 августа 1989 года, с подзаголовком «АЗТ может широко распространяться в Великобритании после того, как американские исследование показывают, что он может задержать начало болезни». Подобный оптимизм можно было найти и в других газетах.

    Такие доклады заставили ученых, связанных с «Concorde», принимать нелегкое решение. Они решили пойти на компромисс и продолжать испытания, но при этом изменить протокол, чтобы участники были осведомлены о том, принимают ли они лекарство или плацебо, и чтобы они могли, если пожелают, перейти на прием АЗТ.

    Существовали и еще нерешенные вопросы. Возможно, АЗТ давал краткосрочный подъем иммунитета, а в долгосрочной перспективе уже не давал никакой пользы. Такое явление могло быть скрыто привычкой американцев преждевременно прерывать испытания.
    Существовали также доказательства того, что американские испытания, как и самое первое испытание АЗТ, не дало нужных результатов по крайней мере первоначально, чтобы можно было скрыть от врачей или пациентов то, кто принимал лекарство, а кто — плацебо; это исказило объективность исследований.

    На прошлой неделе первые результаты четырехлетнего испытания «Concorde» были опубликованы в журнале «Lancet». Они не показывают никакого клинического эффекта от АЗТ у бессимптомных ВИЧ-инфицированных лиц, как с точки зрения выживания, так и с точки зрения задержки развития болезни. Вооружившись этой необоснованностью предыдущих заявлений, лицензирующие органы также должны теперь пересмотреть то, насколько АЗТ нужно назначать пациентам со СПИДом.

    Они должны сделать это в срочном порядке. В прошлом году, после четырехлетних испытаний 340 ВИЧ-положительных пациентов с предварительными признаки СПИДа, было обнаружено, что вместо того, чтобы спасать жизни, АЗТ стал причиной повышенного количества смертей.

    «Concorde», похоже, все-таки дает некоторое утешение для Wellcome. Несмотря на то, что более чем 100 пациентов из 1750 отказались от испытания из-за серьезных побочных эффектов, такое соотношение считается относительно низким, и никакой неожиданной токсичности не было замечено.

    Джоди Уэллс, однако, считает, что реальная картина гораздо хуже, чем кажется. Причина, по его словам, в том, что большинство пациентов, судя по изменениям в организме, знают, когда они находятся на АЗТ, даже если в ходе испытаний им об этом не говорят. Он утверждает, что знает несколько человек, которые, не желая «раскачивать лодку», тихо предприняли односторонние действия. Они выбросили свои таблетки в унитаз.

    СПИД — это не первая болезнь, на которую врачи массово пошли крестовым походом, пренебрегая наукой. Аналогичные проблемы возникли тогда, когда медики, подстрекаемые фармацевтическими компаниями, решили, что сердечные заболевания вызываются повышенным кровяным давлением или повышенным уровнем холестерина, и пытались убедить миллионы людей изменить привычки питания или принимать пожизненное лечение. Многочисленные исследования теперь показывают не только отсутствие пользы от такого подхода, но и его фактический вред.

    Иногда крестовые походы действительно приносят пользу, но, пожалуй, наихудшей чертой поведения медиков и ученых в области борьбы со СПИДом было абсолютное сосредоточение всего внимания на ВИЧ – в исследованиях, профилактике и лечении, и полное исключение иных подходов.

    На прошлой неделе журнал «Lancet» опубликовал письмо доктора Гордона Стюарта, почетного профессора общественного здравоохранения Университета Глазго и бывшего советника Всемирной организации здравоохранения по борьбе со СПИДом, в котором было отмечено, что предыдущие прогнозы по СПИДу на 1992 год были в 10 раз выше, чем фактическая цифра, в основном, из-за ложного предположения о гетеросексуальном распространении.

    «Я пытаюсь это провернуть уже почти четыре года», говорит Стюарт. «Я пробовал публиковаться во многочисленных журналах. Мне отвечали либо отказом, либо молчанием».

    Стюарт писал письма в несколько государственных учреждений, в которых он утверждал, что медицинское сообщество стало применять АЗТ так широко без предварительных исследований. «В ответ я не получил никаких комментариев», говорит он. «Все они убеждены, что единственная причина СПИДа — это ВИЧ, что антивирусный препарат прекратит репликацию вируса и тем самым отсрочит наступление СПИДа. Они не рассматривают никакие другие точки зрения».

    Возможно, «Concorde», как и его тезка, также теперь может сломать звуковой барьер - ошибочный консенсус о СПИДе, который так долго не давал высказаться таким людям, как Стюарт.

    Источник: http://www.virusmyth.com/aids/hiv/nhcure.htm
    http://pravda-pro-spid.blogspot.ru/2012/05/blog-post_..


    IPv6 Certification Badge for terra2039
Обработка...
X