Объявление

Свернуть
Пока нет объявлений.

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОШИБКА СОВРЕМЕННОЙ ФИЗИКИ

Свернуть
X
  • Фильтр
  • Время
  • Показать
Очистить всё
новые сообщения

  • СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОШИБКА СОВРЕМЕННОЙ ФИЗИКИ

    Знаете,
    в бытность мою зелёным студентиком физфака, когда Интернета ещё не было, пользовался популярностью жанр стенгазет, в которых физфаковский народ – в рамках дозволенного – вовсю хохмил и самовыражался. В том числе – придумывал прикольные задачки. Как-то раз, среди перлов вроде «по нерастяжимому скользкому тросу карабкается абсолютно упругая обезьяна» - которые вызывали у народа рефлекторное ржание – увидел нечто особенное. Условия были сформулированы просто и непритязательно: «Человек с нормальным зрением смотрит на передний край науки. Дальше он не видит. Оценить толщину края». Рефлекторного ржания это не вызывало, но почему-то завораживало. Сейчас я понимаю – почему. Вольно или невольно, но у автора этой задачки получилось пророчество. Открытым текстом говорившее: вот во что превращается наука физика.
    Сразу оговоримся: речь пойдёт не о коммерческой прикладной физике, а о фундаментальной – т.е. о представлениях о том, как устроен физический мир. Именно эта физика сегодня весьма заинтересована в том, чтобы «человек с нормальным зрением» видел у неё только передний край. Потому что если он увидит то, что находится в тылу этого переднего края – у него сразу возникнет ряд очень неудобных для физики вопросов.
    Сама постановка этих вопросов может быть воспринята как оскорбление учёными-физиками, которые привыкли позиционировать себя как интеллектуальную элиту. Но давайте погасим эмоции и трезво посмотрим на реалии. В последние лет десять, над физикой был поставлен интересный эксперимент. Были предъявлены десятки (!) экспериментальных фактов, которые расходятся с принятыми физическими доктринами не в каких-то там частностях, а на фундаментальном уровне. Нынешняя официальная физика принципиально не может объяснить эти факты, поэтому она их замалчивала или, хуже того, перевирала. И вот – эти факты предъявлены. А заодно предложена новая физическая концепция, которая легко их объясняет. Более того, на основе этой новой концепции делаются предсказания – которые подтверждаются на опыте! Какова же оказалась реакция сообщества физиков на эти факты и новую концепцию? А вот какая: немотивированное категорическое неприятие. «Полный бред! Не надо! Это не обсуждается! Нет, и всё!»
    Наше видение причин этого категорического неприятия мы и постараемся кратко изложить в данном эссе. Ведь до чего поразительно получается! Предъявленные факты специалисты опровергнуть не могут, потому что сами прекрасно знают, что это – факты. Казалось бы, предложенная новая концепция выглядит предпочтительнее? Специалисты сразу должны это видеть! Но эта концепция даже не обсуждается ими! Спрашивается, почему?
    Психологи нам подсказывают: этому есть причина, о которой не принято говорить вслух – особенно применительно к интеллектуальной элите. Человеку, мол, психологически сложно признать чужую правоту и свою неправоту, потому что тогда ему придётся признать, что собеседник умнее его, а он сам, соответственно, глупее собеседника. На это мы заметим, что упорствование в своих заблуждениях – это отнюдь не признак ума, это как раз свидетельство о глупости. Извините, уважаемые психологи, но ваше объяснение даёт лишь самое примитивное понимание происходящего. Мы обнаружили ещё два уровня его понимания.
    Речь, во-первых, о том, что реакция сообщества физиков на «неудобные» факты – это типичная реакция толпы, блестяще описанная Густавом Лебоном в «Психологии народов и масс».Сообщество физиков тоже подпадает под область применимости учения Лебона – как «масса» или, точнее, каста; мы будем использовать термин «учёная толпа». Физики могут заявить, что им Лебон – не указ. Но если, как страус, спрятать голову в песок – сильно ли от этого полегчает? За более чем сотню лет после выхода в свет книги Лебона, ничем существенным его учение не дополнили, но активно используют его в практических целях – с неизменным успехом. Ибо «знание – сила»! Один из главнейших тезисов этого знания таков: реакция толпы вырабатывается не на уровне разума, не на уровне логики – а на уровне предрассудков, засевших в подсознании. Точно так же ведёт себя и сообщество учёных-физиков. Этот прискорбный для имиджа науки вывод нам удалось строго обосновать – наблюдая реакцию физиков на «неудобные» факты.
    Во-вторых, речь о том, что эта реакция физиков является следствием ещё и того, что сегодня саму науку физику, в свою очередь, используют как инструмент, облегчающий манипуляцию большими массами людей, далёких от этой науки. Здесь особенно хорошо видно: пропаганда про то, что физика «несёт свет истины в массы», совершенно не соответствует тому, чем она занимается в действительности.
    Чтобы нас не упрекнули в том, что мы делаем неадекватные, слишком далеко идущие выводы в отместку за неприятие физиками какой-то горстки малозначимых фактов, нам придётся остановиться на этом. Судите сами, можно ли здесь говорить о «горстке» и о «малозначимости». А, прежде всего – несколько слов о том, чем же новая физическая концепция принципиально отличается от нынешней ортодоксальной.

    «Бог не играет в кости!» Он играет в программирование!
    Самый фундаментальный догмат ортодоксальной физической доктрины, на котором строятся все её остальные тезисы, таков: физический мир – самодостаточен. Причины его существования и причины всего, что в нём происходит – находятся, как полагают, в нём самом. Физические объекты взаимодействуют друг с другом по физическим законам потому, что у этих объектов «такие свойства». Здесь можно спросить – а почему свойства именно такие, а не другие? Но на такие «глупые» вопросы физики отвечать не будут. Им и без этого тошно. Подстраивая свои теории под всё новые опытные факты, они напридумывали столько «свойств», что и сами уже были не рады – а от фундаментальных противоречий в теориях так и не избавились. Тогда их осенило, что можно придумывать не только новые свойства физических объектов, но и сами физические объекты. И понеслось: гравитационные и электромагнитные поля, физический вакуум, виртуальные частицы, нейтрино, тёмная материя… На опыте эти придумки категорически не наблюдаются, следов в детекторах не оставляют. Поэтому теоретики на них и сваливают ответственность за свои теоретические прорехи – обретая, таким образом, некоторое душевное успокоение.
    Наш подход – принципиально иной. Мы говорим, что физический мир – несамодостаточен, что он существует благодаря соответствующему программному обеспечению. Которое находится на надфизическом уровне реальности. Каждая элементарная частица существует благодаря работе программки, которая формирует её в физическом мире. Поведение частицы определяется пакетом программ, где прописаны варианты взаимодействий, в которых она может участвовать. Это – не детерминизм, потому что программы, определяющие поведение частиц, работают по принципу обработчиков событий: тот или иной процесс запускается только при соблюдении конкретных предусловий. Таким образом, свойства физических объектов чётко заданы на программном уровне – вот почему в физическом мире работают физические законы, а не царят произвол и хаос.
    Что же можно выстроить на таком фундаменте? О, нам кое-что удалось. Невероятно упростилось понимание основных физических явлений, а также множества фактов, убийственных для ортодоксальной физической доктрины. И это удалось сделать при допущении о том, что программное обеспечение физического мира основано на простейшей, двоичной логике – аналогичной той, которая используется в современной цифровой технике. Вот почему нашу концепцию мы называем концепцией «цифрового» физического мира . В сравнении с ортодоксальной концепцией, наша не только гораздо честнее обходится с экспериментальными реалиями, но и кардинально упрощает понимание сущности основных физических явлений.

  • #2
    Гримасы «всемирного тяготения».
    Согласно концепции всемирного тяготения, математически выраженной Ньютоном, каждая массочка во Вселенной притягивает всех остальных массочек. Ньютон честно говорил, что он не понимает физического механизма этой притягивающей способности массочек. Сегодня можно с полной определённостью сказать, что притягивающей способности массочек не понимал, не понимает, и не поймёт никто. По простой причине: такой способности у массочек нет. Феномен тяготения – да, он в Природе имеется. Но! Множество экспериментальных фактов свидетельствует: тяготение порождается НЕ веществом, НЕ МАССАМИ, оно организовано независимо от масс. Массивные тела лишь подчиняются тяготению – т.е. падают, если есть куда падать, или деформируются, если падать мешает опора или подвес.
    Чем же порождается тяготение, если не массами? По логике «цифрового» физического мира, оно организовано чисто программными средствами. В области действия тяготения, масса каждой элементарной частицы программно задана зависимой от местоположения частицы – так, в сферически-симметричном «поле тяготения», масса частицы слабо возрастает по мере удаления от «центра тяготения». В результате, в объёме пробного тела напрямую формируется слабый градиент масс, или градиент энергий – вдоль местной вертикали. А градиент энергий – это, по определению, силовое воздействие. Этот, программно наведённый, градиент энергий не только порождает безопорную тягу, действующую на пробное тело, но и энергетически обеспечивает его ускоренное свободное падение: убыль массы при перемещении вниз идёт на прирост кинетической энергии . Гениальное программное решение!
    Какие же факты на эту тему мы приведём? Прежде всего, не было никаких доказательств взаимного притяжения малых тел. В опыте Кавендиша даже не пахло гравитационным притяжением лабораторных болваночек . Но если Кавендиш, как ещё можно допустить, добросовестно заблуждался, то у его последователей мы обнаруживали проколы , кричащие о заведомой фальсификации.
    Далее, огромный пласт экспериментальных данных, вопиющих о непричастности масс к производству тяготения, накопила гравиметрия. Речь – о «сырых» данных, без поправок на локальные неоднородности распределения масс на поверхности Земли. Сырые-то данные и говорят, что эти неоднородности не оказывают никакого действия на гравиметрические инструменты . Чтобы скрыть эту ужасную правду, учёные выдвинули гипотезу об изостазии – настолько остроумную, что над ней хохочут даже дети. Масла в огонь подлили эксперименты с гравиметрами в глубоких шахтах . Их результаты таковы: сила тяжести не зависит не только от локальных неоднородностей распределения масс – всё вещество Земли не имеет отношения к производству земного тяготения !
    Нам возразят, что планеты точно притягиваются друг к другу – ведь на основе этого допущения был открыт Нептун. Отвечаем: «притягиваются» друг к другу не планеты, а их гравитационные «воронки» . А планеты тупо удерживаются в центрах своих «воронок» - которые существуют независимо от вещества планет. Если, гипотетически, можно было бы удалить Землю из своей «воронки», то её «склоны» с неменьшим успехом сообщали бы ускорение свободного падения телам, наводя в них градиенты энергии.
    Смотрите: есть «склоны» грандиозной области солнечного тяготения, и в эти «склоны» встроены движущиеся планетарные «воронки». Но с какой стати было снабжать персональными «вороночками» малые космические тела? Есть подозрение, что эти тела ведут себя как пассивные болваночки, не имеющие притягивающего действия. Вот, например, спутники планет. Исключим из этого списка Луну, с её аномально устроенным тяготением, и Титан, у которого почему-то имеется газовая оболочка. У остальных шести десятков спутников – даже крупных! – никаких признаков собственного тяготения категорически не наблюдается. Это давно напрягает специалистов, поэтому они кинулись выискивать признаки собственного тяготения у ещё более мелких тел – у астероидов. В ход пускали всё, что можно было притянуть за уши в качестве косвенного свидетельства об обращении малого спутничка вокруг астероида – например, периодичность кривой его блеска. А сколько было радости, когда зонд ГАЛИЛЕО, пролетая мимо астероида Ида, застукал рядом с ним маленький объект, который назвали Дактилем! Нет, обращения Дактиля вокруг Иды не обнаружилось. Но, по мнению учёных, не мог же Дактиль просто «лететь рядом»! Поэтому и раструбили о первом «достоверном обнаружении двойного астероида». Впоследствии, с помощью телескопов с адаптивной оптикой, засекли немало таких парочек – на конец 2005 г. их насчитывалось уже семь десятков. Для них даже приведены параметры орбиты, по которой малый компаньон, якобы, обращается вокруг большого. Но мы-то знаем , что подавляющее большинство заявлений об очередном «двойном астероиде» делалось на основе наблюдений всего двух взаимных положений в этой парочке. А построить орбиту обращения по двум точкам – невозможно. Как ни крути, туфту нам гнали.
    Да туфту гнали и руководители проектов по «выводу космического зонда на орбиту вокруг астероида». Удержаться рядом с астероидом удавалось только с помощью подработки двигателями, а болванки без движков уплывали и терялись. Это показал и американский NEAR рядом с астероидом Эрос, и, в ещё более трагикомичном варианте, японский HAYABUSA рядом с астероидом Итокава . Пришлось руководителям отбрёхиваться, успокаивать общественность… А потом американцы запустили зонд DAWN – для углублённого изучения крупнейших астероидов. Когда сообщили о захвате зонда тяготением Весты, враньё стало совершенно очевидным – поскольку манёвры зонда около астероида определялись, опять же, лишь действием солнечного тяготения и подработкой двигателем. Многие понимали, что с манёврами зонда творится что-то неладное, поэтому энтузиасты возлагали большие надежды на обнаружение у Весты собственных спутничков. То-то нос бы нам утёрли! Но что-то не заладилось с этими спутничками, и желающие утереть нам нос принялись выискивать на фотографиях поверхности Весты хотя бы следы сползания валунов в центры кратеров… Надо же было хоть что-то делать. Что отвлекало бы от мрачных мыслей…
    Но вернёмся к солнечному и планетарному тяготению. Вопреки закону всемирного тяготения, нигде в Солнечной системе солнечное тяготение не действует совместно с планетарным – области их действия разграничены! Планетарные «воронки» имеют конечные размеры – так, радиус земной «воронки» составляет около 900000 км – и их орбитальное движение вокруг Солнца организовано так, чтобы они не накладывались друг на друга. Причём, за пределами планетарных «воронок», т.е. в межпланетном пространстве, действует только солнечное тяготение, а в пределах каждой планетарной воронки действует только своё планетарное тяготение, а солнечное – там «отключено»! Об этом свидетельствует хотя бы практика межпланетных полётов . Нет плавного перехода от области, в которой доминирует солнечное тяготение, к области, в которой доминирует планетарное тяготение – а есть граница, пересечение которой вызывает скачкообразное изменение «истинной» скорости аппарата и типа его кеплеровой траектории . Причём, для правильного расчёта межпланетного полёта, «истинную» скорость аппарата в пределах планетарной «воронки» следует отсчитывать только в планетоцентрической системе отсчёта, а в межпланетном пространстве – только в гелиоцентрической системе отсчёта. Скачок «истинной» скорости аппарата (вплоть до десятков километров в секунду) при влёте в «воронку» Марса или Венеры – это реальный физический эффект. Он попортил много крови пионерам межпланетной космонавтики. Следствием этого скачка был непредвиденный чудовищный улёт допплеровского сдвига несущей при радиосвязи с аппаратом, отчего связь пропадала. Так был потерян целый ряд советских и американских аппаратов на первых подлётах к Венере и Марсу (популярно – в )... Кстати, с началом «эры GPS» появилось изящное свидетельство о том, что солнечное тяготение «отключено» в околоземной области. Если солнечный «склон» наводил бы «перекос» земной «воронки», то спутники GPS с дневной и ночной сторон Земли находились бы в разных гравитационных потенциалах, в результате чего относительная разность ходов их бортовых часов достигала бы 3.5×10-12. Этот эффект был бы быстро выявлен, а его интерпретация не заставила бы себя ждать. Но нет такого эффекта – поведение спутников GPS говорит о том, что они летают в центрально-симметричной «воронке» . Специалисты знают об этом безобразии, но помалкивают…
    Ещё одним грандиозным проколом закона всемирного тяготения обернулся феномен астероидов-Троянцев. По теории, две области устойчивого движения, синхронного с движением Юпитера – впереди его на 60о и позади него на 60о – должны быть много меньше радиуса орбиты Юпитера. В действительности же, размеры скоплений астероидов-Троянцев сопоставимы с радиусом орбиты – что давно не лезет ни в какие ворота. Напротив, наш подход, в котором на Троянцы действует только солнечное тяготение, объясняет не только загадку их движения, но и загадку их происхождения .
    Надо ещё сказать про аномальное тяготение Луны. Оно организовано не так, как планетарная «воронка», оно наложено на земное тяготение и складывается с ним. Но поразительно другое: область лунного тяготения невелика. Первые же полёты советских и американских аппаратов в окололунном пространстве показали: лунное тяготение сходит на нет на удалении примерно 10000 км от поверхности Луны – и оно, таким образом, далеко не достаёт до Земли. Этот оглушительный вывод представляет собой важную научную тайну, поэтому японские, китайские и европейские аппараты, отправленные к Луне, нарывались на гравитационные сюрпризы. Здесь особенно показательна с треском провалившаяся миссия европейского зонда SMART-1 .
    Если лунное тяготение далеко не достаёт до Земли, то у Земли не должно быть динамической реакции на Луну – Земля не должна обращаться, в противофазе с Луной, около их общего центра масс. Так и есть в действительности. Земля, при своём орбитальном движении вокруг Солнца, совершает лишь одномерные колебания вперёд-назад – с периодом в синодический месяц . Если бы она обращалась вокруг общего с Луной центра масс, то она совершала бы аналогичные колебания вправо-влево – т.е. не только вдоль текущего участка своей орбиты, но и поперёк его. Эти, поперечные, колебания Земли – с амплитудой 4670 км! – могли быть уверенно обнаружены при допплеровской спектроскопии Солнца, при приёме импульсов пульсаров, при радиолокации планет, при радиоконтроле за межпланетными станциями… Но все эти методики говорят: поперечных колебаний Земли нет . Смешно, но об одномерных колебаниях Земли – в кинематике пары Земля-Луна – свидетельствует даже статистика землетрясений! Учёт того, что Луна выписывает двумерную кривую около условного центра, а Земля совершает около этого центра одномерные колебания, немедленно даёт тривиальное, чисто геометрическое, объяснение одного из главных неравенств в движении Луны – т.н. вариации . Всё сходится!
    И, конечно, одномерные синодические колебания Земли «вперёд-назад» порождаются отнюдь не действием Луны. Похоже на то, что у земной «воронки», по «склонам» которой движется Луна, организована синодическая модуляция орбитальной скорости для того, чтобы результирующее периодическое воздействие на Луну служило синхронизатором её обращения вокруг Земли . Это воздействие обусловлено вот чем: ускорение «инерциального пространства» земной «воронки» порождает обратное ускорение инерциального сноса у свободного тела, что возмущает его движение. Отсюда немедленно следует объяснение ещё одного главного неравенства в движении Луны – эвекции . По этой логике, инерциальный снос должен возмущать движение не только Луны, но и искусственных спутников Земли. Это наше предсказание вполне подтвердилось для спутников GPS . Параметры их орбит, по официальным данным системы NORAD, испытывают предсказанные нами сидерические вариации , причина которых никоим образом не сводится к возмущениям со стороны Луны – и остаётся загадкой в рамках традиционного подхода.
    Наконец, если лунное тяготение далеко не достаёт до Земли, то не оно порождает приливы в океанах. Динамика приливов скоррелирована с фазами Луны, но просто потому, что истинная причина приливов – это те самые синодические колебания земной «воронки». Ускорение результирующего инерциального сноса входит, как малая поправка, во все местные векторы силы тяжести – и, из-за суточного вращения Земли, эти векторы (задающие местные вертикали!) испытывают вращательные уклонения. А поверхность воды устанавливается ортогонально местной вертикали. Ну, вот – вращательные уклонения вертикалей генерируют вращающиеся волны в океанах . Мировой океан оказывается разбит на смежные области, с характерными размерами в пару тысяч километров, в каждой из которых автономно происходит примерно то же, что и в тазике с водой, который двигают по полу круговыми движениями. Это и есть сущность приливных явлений – а никакого глобального приливного эллипсоида, с двумя горбами, в Мировом океане нет. К полному посрамлению закона всемирного тяготения, у приливообразующих воздействий период является не полусуточным, а суточным – что прямо подтверждается гравиметрическими измерениями . Полусуточные приливы, которые имеют место не в открытых океанах, а вблизи побережий, являются результатом возбуждения второй гармоники вращающейся волны – всё тем же суточным воздействием . Мы сами убедились в наличии суточных вращательных уклонений местных вертикалей – проведя эксперимент с прецизионными инклинометрами . Всё честно!

    «Отделил Он свет от тьмы…» Да толку-то?
    По высоконаучным представлениям… короче, свет – это фотоны, летящие со скоростью света. А фотон – это переносчик кванта световой энергии, частица хотя и с нулевой массой, но зато абсолютно стабильная. Выплюнутый атомом фотон, мол, способен пролететь, благодаря своей стабильности, десятки световых лет, пока не наткнётся на атом, который сможет его поглотить.
    Над концепцией фотона работали несколько поколений теоретиков. Всё улучшали и улучшали эту концепцию. При этом вопиющие противоречия в ней всё множились и множились. Это верный признак того, что в концепции фотона – изначально что-то очень «не так». Нет нужды пересказывать теоретические маразмы этой концепции – список длинный. Обратимся к фактам.
    В 1966 г., с помощью первых импульсных лазеров на рубине, Басов и сотрудники продемонстрировали эффект , единственная разумная интерпретация которого такова: при определённых условиях, лазерный импульс может быть, практически,мгновенно переброшен на расстояние, по крайней мере, в пару метров. Этот эффект надёжно подтверждён в ряде других лабораторий . Все попытки втиснуть его в рамки официальной доктрины оказались смехотворны – особенно попытки тех, кто кидался в бой, даже не прочитав статью Басова. Уж больно наглядно полученный эффект демонстрирует: физики совсем не понимают, что такое свет. Поэтому студентам про этот эффект не рассказывают.
    О, им ещё много чего не рассказывают. Вот, у света есть волновые свойства. Откуда им взяться у фотонов-частиц? Теоретики нашли выход: приписали фотону т.н. «волновую функцию». Чисто-формально. И стал фотон не просто частицей, а, как бы, ещё и волной. Так ведь не помогло же! Настоящие волны – звуковые или волны на поверхности воды – генерируемые двумя независимыми источниками, дают статическую интерференционную картину, если частоты тех двух источников совпадают. А вот со светом этот номер не проходит: свет от независимых источников не даёт статической интерференционной картинки. Все без исключения интерферометры расщепляют свет от одного и того же источника и, после прогона его по разным каналам, вновь сводят. Только так получается статическая картинка. Какие-то они ненастоящие, световые волны! А чего стоит картинка интерференции на щелях, полученная в режиме сверхслабого светового потока : фотоны летели поодиночке и не могли интерферировать друг с другом. Оставалось им каждому интерферировать только самому с собой. Но для этого фотону – как бы, неделимому – пришлось бы проходить сквозь несколько щелей сразу… Нет, не понимают физики, что такое свет.
    А ещё напомним, как позорно провалилась их грандиозная затея – поражать мощным лазерным излучением космические объекты. Сбацали боевые лазеры, которые проплавляют танковую броню, сшибают крылатые ракеты, а также прожигают межконтинентальные ракеты – на взлёте. В атмосфере всё это неплохо получается. Казалось бы, за пределами атмосферы это должно получаться ещё лучше. Ан нет. В космических просторах что-то мешает лететь боевым фотонам. Американская СОИ и советский «асимметричный ответ» показали: в космосе боевые лазеры почему-то не справляются со своими задачами. Знаете, чтобы хоть как-то оправдаться за свой чудовищный прокол, наши «специалисты» пустились на хитрость. По их заказу сняли слюнтяйский фильм «Повелители луча» (его можно найти в Интернете). Сюжет такой: «Если бы не «перестройка», если бы не развал СССР, если бы не коллапс нашей науки… уж мы бы… контролировали бы своими лазерами всё космическое пространство… ни одна вражья боеголовка… и т.д.» Так и хочется спросить этих повелителей: «Дяденьки, но у американцев-то не было ни перестройки, ни развала, ни коллапса. Им-то что помешало? Или они, не в пример вам – плохие танцоры?»
    В общем, куда ни ткнись с концепцией фотонов – нигде понимания не получишь. А концепция «цифрового» физического мира легко объясняет, почему это так. Потому что никаких фотонов в Природе не существует. Свет – это нечто совсем другое. Световая энергия может находиться только на атомах, и, при перебросе кванта световой энергии с одного атома на другой, этот квант энергии не проходит по разделяющему их пространству. Потому что этот квантовый переброс производится чисто программными средствами – причём, мгновенно . А конечная величина скорости света обусловлена вот чем. Решение о квантовом перебросе принимает автоматика – после того, как она установит пару «атом-отдающий» и «атом-принимающий». «Атом-отдающий», т.е. возбуждённый атом, известен ей сразу, а «атом-принимающий» надо ещё найти. В ходе этого поиска, пространство сканируется со скоростью света. Пакет программ, который прокладывает, таким образом, путь для распространения света, мы называем Навигатором квантовых перебросов энергии .
    «Фотонов – не существует?! Всё, дальше можно не читать!» - это нормальная реакция ортодоксов. Они тут же вспоминают про «полную взаимопревращаемость фотонов и вещества», которую демонстрируют аннигиляция и рождение электрон-позитронных пар. Увы, в этом вопросе нас всех обманули. Эксперименты свидетельствуют: электрон и позитрон, каждый с собственной энергией по 511 кэВ, при т.н. аннигиляции не исчезают полностью, рождая два гамма-кванта по 511 кэВ – они образуют связанную пару с энергией связи 511 кэВ, что и даёт на выходе один гамма-квант на 511 кэВ. Никакой «взаимопревращаемости» нет и в помине. Тогда вспоминают ещё про то, что фотоны переносят импульс – апеллируя к опытам Лебедева, к эффектам Комптона и Мёссбауэра, к полёту надувного спутника «Эхо-1», к удержанию атомов в оптических ловушках… Но честный анализ показывает: здесь везде желаемое выдаётся за действительное. Квант световой энергии не движется по пространству, он мгновенно перебрасывается на расстояние. Разве может быть передача импульса при мгновенном перебросе?
    Наш подход изящно устраняет проблему пресловутого «корпускулярно-волнового дуализма». При квантовом перебросе, энергия возбуждения у одного атома скачком уменьшается, а у другого увеличивается. Квант света никакими волновыми свойствами не обладает. Волновые свойства проявляются при работе Навигатора – который методично обрабатывает всевозможные варианты поиска «атома-принимающего», пока не сделает окончательный выбор. Интерферируют – поисковые волны Навигатора (которые являются реальностью не физической, а программной). Эти волны – «проходят сквозь все щели», отчего получается интерференция. А перебрасываемый квант может не проходить ни сквозь одну из них. Был на атоме до щелей – стал на атоме после щелей, а между атомами не летел. Это реалии «цифрового» мира!
    Допуская эти реалии, мы легко объясняем волновые световые явления. Для сравнения: в рамках ортодоксального подхода возникают неразрешимые трудности при объяснении даже простейшего волнового явления – не-отражения света от просветлённой оптической поверхности. Что уж говорить про голографию! Её теоретическое объяснение удаётся ортодоксам лишь для жалкого частного случая, когда предмет состоит всего из одной точки. Даже для случая двухточечного предмета – их теория уже не работает.
    А ведь всё получится, если понять: нет фотонов в Природе! Свет – это нечто другое…

    Комментарий


    • #3
      «Влезай – не убьёт!»
      Много пришлось потрудиться нескольким поколениям экспериментаторов, чтобы прийти к выводу: электрические явления обусловлены не флюидами какими-нибудь, а частицами вещества, которые являются носителями особого свойства – электрического заряда. Но что такое электрический заряд – физике до сих пор неизвестно. Здесь физика ведёт себя как медицина, которая работает с симптомами, а причины заболевания не понимает. Заряженные частицы ведут себя так, как будто оказывают друг на друга силовые воздействия, которые худо-бедно описаны математически. Но откуда они, физически, берутся? Нам объясняют: «Каждым зарядом порождается электромагнитное поле. А уж поле действует на заряды – на расстоянии». – «А как действует-то? Почему оно – тянет?» - «А просто тянет, и всё. Свойство такое!»
      Сравните этот лепет с концепцией «цифрового» физического мира. Согласно ей, электрические заряды не оказывают друг на друга никакого физического воздействия – ни непосредственного, ни через придуманное поле. Потому что электрические заряды – это просто метки для пакета программ, который рулит частицами, имеющими эти метки, и обеспечивает всё то, что называется электромагнитными взаимодействиями [Г1]. Эти метки – двух типов – физически организованы до смешного просто [Г1]. Но такая метка у частицы либо есть, либо её нет. Зарядов, дробных от элементарного – которые приписывают кваркам – в Природе не бывает!
      Но, опять же, мы обещали убийственные экспериментальные факты. Вот, считается доказанным, что электричество в металлах переносится свободными электронами. Это правда, но это далеко не вся правда. В лучших проводниках, даже при предельных токах, скорость продвижения роя свободных электронов не превышает нескольких миллиметров в секунду [П1,К1]. Теперь представьте: длинная двухпроводная линия, к дальним выводам которой присоединён разряженный конденсатор. А на ближние выводы мы вдруг подаём постоянное напряжение. Хорошо известно: после этой подачи, напряжение на конденсаторе (уменьшенное из-за падения напряжения на линии) появится молниеносно – спустя время, равное длине линии, делённой на скорость света. Конечно, это молниеносное напряжение обеспечивается не притоком-оттоком свободных электронов – которые движутся с черепашьей скоростью. Приток-отток электронов, дающий настоящую, силовую зарядку конденсатора, происходит за время, совсем не зависящее от длины линии – это время есть произведение омического сопротивления цепочки на ёмкость конденсатора. Чем больше ёмкость – тем, при той же цепочке, дольше заряжается конденсатор! Тогда какими же носителями электричества обеспечивается появление напряжения «со скоростью света»? Причём, ведь на одной пластине конденсатора появляется отрицательное электричество, а другой – положительное! Вы скажете, что в металлах нет мобильного положительного электричества? Ошибаетесь! Вот – замечательное явление: эффект Холла [П1,К2]. При прохождении тока через образец, в поперечном магнитном поле заряды обоих знаков сносятся к одной и той же грани образца – поэтому через холловскую разность потенциалов любят определять, носители какого знака доминируют в том или ином образце. И вот, есть металлы – например, цинк и кадмий – в которых доминирует мобильное положительное электричество [П1]. Заметьте: доминирует – это аномалия. А когда мобильное положительное электричество в металле не доминирует, но всё-таки есть – это норма!
      Прежде чем сказать, что же оно собой представляет, вспомним ещё про полупроводники. У них доминирование мобильного положительного электричества встречается в доброй половине случаев. Долго думали физики – что же это за свободные частицы с положительным зарядом, которые мельтешат в твёрдых телах. Хотя, что тут думать – нет в твёрдых телах таких частиц. Корифеи это прекрасно понимали, поэтому договорились называть как бы свободный как бы носитель положительного электричества высоконаучным термином «дырка». Непротиворечивого определения того, что такое «дырка», мы нигде не нашли. Вся теория «дырочной проводимости» строилась по принципу: «чтобы объяснить вот это, нужно сделать вид, что мы забыли вон про то, и наоборот» [Г10].
      А до жизни такой дошли из-за того, что думали: раз носителями электричества являются заряженные частицы, то для переноса электричества непременно требуется перенос вещества. Отнюдь: электричество отлично переносится без переноса вещества – с помощью связанных в атомах зарядов [Г1] (популярно – [Д2]). Эту тему физика откровенно прошляпила – из-за своих никуда не годных представлений об атомных структурах. Теоретики же полагают, что электроны и протоны, входящие в состав атомов, имеют свои заряды постоянно. И, якобы, каждый с каждым постоянно взаимодействует. Только этот подход отчего-то не даёт разумной физической модели устойчивых атомных структур – так что здесь потребовались мутные квантово-механические подпорки.
      А в «цифровом» физическом мире – всё гораздо прозрачнее. Каждый атомарный электрон связан только с одним протоном ядра – благодаря работе специального алгоритма, который «подвешивает» их на конкретном расстоянии друг от друга. Механизм формирования этой связки «протон-электрон» подразумевает, что их электрические заряды попеременно отправляются в небытие: когда есть заряд протона, нет заряда электрона, и наоборот. Если оба они находятся в бытии в течение своих полупериодов этого циклического процесса, то, в среднем, заряд связки «протон-электрон» является нулевым. Но у некоторых связок «протон-электрон» (конкретно – у валентных) допускается сдвиг этого равновесия: скажем, заряд электрона находится в бытии треть периода, а заряд протона – две трети. Тогда в связке «протон-электрон» имитируется ненулевой электрический заряд – это явление мы называем «зарядовым разбалансом» [Г11,Г1]. Имитированные таким образом заряды участвуют в электромагнитных взаимодействиях, как и обычные заряды. На внешние воздействия свободные заряды откликаются своими подвижками, а связанные – зарядовыми разбалансами. Причём, зарядовый разбаланс может быть передан с одного атома на другой, и так далее. Вот вам и перенос электричества без переноса вещества.
      Модель зарядовых разбалансов оказалась базовой для понимания физики множества электрических явлений. Эта модель помогла дать, наконец, разумное объяснение ослабления электрического поля в объёме диэлектрика [Г11], ведь традиционные представления о выстраивании молекулярных диполей против внешнего поля – не выдерживают никакой критики. Модель зарядовых разбалансов помогла объяснить, наконец, различия в электропроводности у металлов [Г12], полупроводников [Г10] и диэлектриков – и дать, наконец, правдоподобную теорию электрического пробоя твёрдых диэлектриков [Г13]. Она дала качественное объяснение феноменам пьезоэлектричества и сегнетоэлектричества. Она позволила дать, наконец, разумное объяснение явления намагниченности [Г1] (популярно – [Д2]).
      На намагниченности мы остановимся особо. С некоторых пор её считают результатом упорядочивания собственных магнитных моментов электронов – т.н. спинов. Понятие спина электрона было введено чисто формально – чтобы связать концы с концами в атомной спектроскопии. Но придумка оказалась настолько удачной, что теоретики сваливают на спин электрона ответственность за всё, что только можно – не имея для спина никакой физической модели и прекрасно зная, что у свободного электрона спин никак не проявляется на опыте. Поэтому можно смело сказать, что в ортодоксальной физике нет объяснения намагниченности.
      А у нас оно есть. Магнитное действие порождается токами, т.е. упорядоченными движениями электричества. Но в постоянном магните не могли бы годами циркулировать свободные электроны – из-за потерь на джоулево тепло. А при переносе электричества зарядовыми разбалансами – потерь на джоулево тепло нет. Создайте в образце циркуляцию зарядовых разбалансов – вот вам и постоянный магнит. У металлов такое возможно из-за важной особенности их структуры. Атомы металлов имеют минимальные количества валентных электронов – недостаточные, чтобы построить кристаллическую решётку на стационарных химических связях с соседями. Поэтому кристаллическая структура металлов является динамической – она держится на переключаемых химических связях [Г12]. При высокой упорядоченности этих переключений, можно говорить о миграциях химических связей в образце. Намагничивающее поле порождает миграции зарядовых разбалансов – вместе с миграциями химических связей, по замкнутым цепочкам атомов. Убрали намагничивающее воздействие – а циркуляции зарядовых разбалансов сохранились. И они сами оказывают магнитное действие. Годами!
      Мы это всё вот к чему. При подвижках в металлах зарядовых разбалансов – нет потерь на джоулево тепло, а при подвижках в металлах свободных электронов – эти потери есть всегда. Явления сверхпроводимости, т.е. упорядоченного движения электронов в образце в условиях нулевого омического сопротивления при субкритической температуре – этого явления в Природе нет, а за него нам выдают нечто иное. Блестящий анализ автора [Ф1] показал, что в первой волне опытов по «сверхпроводимости» имела место, в действительности, сверхнамагниченность образцов – а упорядоченного движения электронов в них вовсе не было. Действительно, «Каммерлинг-Оннесу пришло в голову разрезать сверхпроводящее свинцовое кольцо… Казалось, что ток должен прекратиться; в действительности, однако, отклонение магнитной стрелки, регистрировавшей силу тока, при перерезке кольца нисколько не изменилось – так, как если бы кольцо представляло собой не проводник с током, а магнит» [Ф2]. В режиме сверхнамагниченности работали первые «сверхпроводящие» устройства – короткозамкнутые соленоиды. Но, начиная с достаточно большой длины обмотки, короткозамкнутые соленоиды отказались переходить в режим генерации сильного магнитного поля – при, казалось бы, субкритической температуре. По-честному, это был крах концепции сверхпроводимости. Поэтому специалисты принялись откровенно дурачить публику. Они стали подключать обмотки больших соленоидов ко внешним источникам тока. Теперь в цепи электроны двигались принудительно – и публику уверяли в том, что хотя в источнике тока и в токоподводах электроны движутся в режиме обычной проводимости, в охлаждённом соленоиде-то они движутся в режиме сверхпроводимости. Между тем, имеются чёткие указания [Г1] на то, что здесь и в соленоиде имеет место обычная проводимость – с выделением джоулева тепла. В т.н. «сверхпроводящих соленоидах» - токамаков, Большого адронного коллайдера, и др. – это тепло выделяется в огромных количествах, но оно отводится эффективным низкотемпературным хладагентом. А если хладагент не справляется, «сверхпроводящие» обмотки весело горят. Как и положено обычным проводникам. Для справочки: короткозамкнутые соленоиды, генерировавшие сильное поле, не горели ни разу. Ведь тока электронов в них не было!
      Публику обмануть можно, но Природу – нет.

      Комментарий


      • #4
        Держи «гения всех времён и народов»!
        «Да, - скажут нам, - в физике иногда бывают недоразуменьица. Но зато уж её теоретический фундамент – это о-о-о! Не подкопаешься!» Это они про теорию относительности – специальную да общую. А нужно ли под них подкапываться? Давайте просто посмотрим – а подтверждаются ли они хоть одним экспериментом?
        Релятивистское сокращение длины никто прямо не обнаружил. Зато, говорят нам, обнаруживается релятивистское замедление времени: у того, кто движется – время, мол, замедляется. Вон, мюоны, которые летят почти со скоростью света – дольше, мол, живут и больше пролетают! Эти закидоны рассчитаны на тех, кто не пойдёт разбираться: с чем же сравнивали поведение тех мюонов – ведь других-то не было. Но, кто разберётся, тот поймёт, что эти опыты с мюонами – один из позоров физики ХХ века [Г1]. А потом были эксперименты с транспортируемыми атомными часами. Уж тут точно эффект есть – только не тот, что предсказывает теория относительности. Она же говорит: «движущиеся часы замедляют свой ход». Вот, одни часы остались в лаборатории, а другие полетели на самолёте – так думаете, что первые покоятся, а вторые движутся? А с «точки зрения» самолёта – всё наоборот! Это же главный прикол – парадокс часов, или близнецов. Так вот, оказалось, что этот парадокс есть только в гнилой теории, а на практике его нет. Повозили вы часы, затем вернули в лабораторию и сличили с теми, что там оставались. Набежавшая разность показаний – всегда однозначна, независимо от «точек зрения» кривых и косых наблюдателей. Более того, эту однозначную разность не удаётся правильно рассчитать, используя относительную скорость первых и вторых часов. Это – конец концепции относительных скоростей! Для правильного расчёта, требуется знать индивидуальную скорость тех и других часов, рассчитать их индивидуальные замедления ходов, а потом найти разностный эффект [Г1]. А что такое – индивидуальные скорости? Выше мы говорили при «истинные» скорости. Это – они же. В околоземном пространстве – это скорости в геоцентрической невращающейся системе отсчёта. «Истинная» скорость лабораторных часов – не равна нулю, потому что лаборатория движется из-за суточного вращения Земли. А, скажем, «истинная» скорость бортовых часов GPS – это орбитальная скорость спутника, которая, при круговой орбите, постоянна. Считается, что поведение бортовых часов GPS – триумфально подтверждает теорию относительности. Громче всех об этом кричат те, кто меньше всех знают, как GPS работает. А те, кто знают – те помалкивают. Возьмите один из лучших учебников по GPS [Т2] – в нём приведены немыслимые подробности. Но, так сказать, о главном – о том, как в GPS учитываются эффекты теории относительности – в нём нет ни слова. Потому что само формирование системной шкалы времени GPS основано на концепции «истинных» скоростей бортовых часов.
        То есть, практика показывает: концепция относительных скоростей не работает в реальном физическом мире, а концепция «истинных» скоростей – работает. «Истинная» скорость объекта в околоземном пространстве – однозначна, на ней никак не отражается то, что земная гравитационная «воронка» движется по орбите вокруг Солнца. Этот принцип работает не только для скоростей тел, но и для скорости распространения света. Вот почему, в посрамление теории относительности, возможны оптические приборы, которые способны автономно детектировать свою «истинную» скорость. Как интерферометр Майкельсона-Морли, так и установка Брилета-Холла [Б2] давали отклик [Г1] на скорость своего движения в сторону местного востока – куда их несло суточное вращение Земли. Нам врали про «нулевой результат» опыта Майкельсона-Морли. Там не проявилось орбитальное движение Земли, но истинное-то движение прибора проявилось – всё как полагается!
        Да что там, бывали и более оглушительные результаты. Чем определяется линейный эффект Допплера – если не относительной скоростью излучателя и приёмника? По нашей логике, он определяется «истинными» скоростями того и другого. Заметим, что планеты покоятся в своих гравитационных «воронках», т.е. их «истинные» скорости равны нулю. Значит, при радиосвязи между планетами, должен отсутствовать допплеровский сдвиг, соответствующий их движению друг относительно друга – да с космическими скоростями! Мало кто знает: именно это и обнаружила в 1961 г. группа Котельникова – при радиолокации Венеры узкополосным сигналом [К3,К4,К5]. Сам принцип регистрации отражённого сигнала был основан на выделении его из шумов в узкой полосе – а чтобы он в эту полосу попал, требовалось, по теории, компенсировать огромный допплеровский сдвиг. И оказалось: когда эта компенсация проводилась, сигнал не регистрировался, а когда компенсация НЕ проводилась, сигнал уверенно регистрировался. Одного этого факта было достаточно, чтобы повергнуть в прах теорию относительности. Поэтому про этот факт не кричали громко. А затем специалисты без лишнего шума перешли на импульсную радиолокацию планет – при которой эффект Допплера не измеряется – и постарались поскорее забыть про тот узкополосный кошмар.
        Но вернёмся-ка к опытам с атомными часами. Их ход, как предсказывает общая теория относительности, должен зависеть от гравитационного потенциала, в котором они находятся. На поверхности Земли они должны идти несколько медленнее, чем на высоте. Это, похоже, единственный практический эффект, который теория относительности предсказывает правильно. Только – интерпретирует неверно. Она выдаёт его за прямое следствие «гравитационного замедления времени». Такой фундаментальный фактор, как замедление времени, влиял бы на все без исключения физические процессы. Поэтому гравитационное «замедление времени» - как и релятивистское – одинаково влияло бы (в относительном исчислении) на ход часов любых конструкций. Но – ничего подобного! В 1967 и 1969 гг. США запустили пару спутников TIMATION [И1] – с великолепными кварцевыми генераторами, которые позволяли уверенно выявить ожидаемую сумму релятивистского и гравитационного эффектов. Увы, эти эффекты не обнаружились. Что же это за «замедление времени», которое на квантовые генераторы действует, а на кварцевые – нет? Практика показывает, что дело здесь не в пресловутом «замедления времени». Квантовые часы изменяют свои хода совсем по другим причинам [Г1]!
        А, может, в Природе есть релятивистский рост массы (энергии, импульса)? Без которого, как нас уверяют, «не работал бы ни один ускоритель»! Как, практически, проявляется релятивистский рост массы? Началось это с опытов по магнитному отклонению быстрых заряженных частиц. По мере приближения скорости частицы к скорости света, требовалось всё более сильное поле для её отклонения. Якобы, из-за того, что увеличивалась масса частицы. Но это могло быть по другой причине: из-за того, что уменьшалась эффективность воздействия на частицу. Смотрите: парусник разгоняется ветром. По мере приближения скорости парусника к скорости ветра, действие ветра всё слабее, а при равенстве этих скоростей – действия нет совсем. Но ведь не потому, что масса парусника стала бесконечной! Нюанс в том, что, с помощью одной только методики магнитного отклонения, релятивистский прирост массы (энергии) не измерялся, а принимался на веру. Чтобы доказать наличие этого прироста, следовало эту чудовищную энергию выделить, превратить в другие формы – а для этого требовалось взаимодействие быстрой частицы не с полями, а с веществом. Первые же честные измерения тормозных потерь быстрых частиц – в пропорциональных счётчиках [Д4] и фотоэмульсиях [Б3] – показали: энергия частицы не лезет в релятивистскую бесконечность, а выходит на насыщение. Пришлось релятивистам сочинять вспомогательные теории, которые как бы объясняли, почему пропорциональные счётчики и фотоэмульсии так складно врут в области релятивистских энергий. А чтобы не нарываться на подобные засады в будущем, приняли соглашение: все методы измерения энергии частиц калибровать только по магнитной методике. После этого, единство измерений иллюзорного релятивистского роста энергии было обеспечено. Про релятивистский рост кричали на каждом углу, но стоило немного разобраться – и оказывалось, что эти крикуны выдавали желаемое за действительное [Г1]. К тому же, нам известны косвенные экспериментальные свидетельства об отсутствии релятивистского роста в Природе [Г1]. Имелись, конечно, и прямые свидетельства об его отсутствии – но об этом помалкивали.
        И вот, наконец, эффектную точку в этом вопросе поставил Фан Лиангджао [Л3]. Он сообщил о трёх (!) экспериментах на линейном ускорителе Шанхайского университета – каждый из них с очевидностью говорит об отсутствии релятивистского роста у быстрых электронов. Особенно впечатляет тот факт, что, при увеличении в разы ускоряющего вольтажа и такого же «увеличения энергии» релятивистского электрона, радиус кривизны его траектории в магнитном поле, вместо увеличения в те же разы, остаётся постоянным. Это говорит о полной непригодности магнитной методики в релятивистской области измерений [Г14]. А ведь по ней калибруются все остальные методики! Профанацией оказывается физика элементарных частиц и ускорителей, физика высоких энергий, и другие области физики, где концепция релятивистского роста играет значительную роль.
        А как насчёт экспериментальных подтверждений общей теории относительности? Её выдают нам за теорию тяготения, но она бессильна в вопросе о превращениях энергии при свободном падении тела. А ведь превращения энергии – это сущность физического процесса. Какие же могут быть экспериментальные подтверждения у совершенно нефизической теории? Про гравитационное «замедление времени» мы уже сказали. Было ещё кое-что. Эддингтон в 1919 г. пытался запечатлеть результаты искривления световых лучей, проходивших вблизи Солнца. Сама постановка задачи была из разряда анекдотических, поскольку «световые лучи» испытывали хаотическую и непредсказуемую рефракцию в солнечной короне [Г1] – отчего изображения звёзд приобретали самые разнообразные сдвиги, которые было невозможно учесть. Кроме того, погрешности использованного оборудования были значительно больше, чем искомые эффекты [И2]. Поэтому эксперименты как Эддингтона, так и его последователей, не обладали никакой доказательной силой [И2].
        Ещё считается, что общая теория относительности объяснила вековое движение перигелия Меркурия. Это – недоразумение какое-то. Ведь в формулу, которая, якобы, описывает это движение перигелия, входит множитель, равный единице минус квадрат эксцентриситета. При стремлении эксцентриситета к нулю, этот множитель стремится к единице. И в этом предельном случае получается ненулевое движение перигелия у круговой орбиты [Г15]! Бывают вещи посмешнее, но редко. Так ведь это – не всё. В ту формулу входит ещё квадрат скорости света. Который как бы намекает, что скорость действия тяготения – это скорость света и есть. А это – грубая ошибка. Опыт показывает, что скорость действия тяготения – гораздо-гораздо больше (см. ниже). Ничего не попишешь: движение перигелия Меркурия нисколько не подтверждает общую теорию относительности.
        А вот ещё её предсказание о гравитационном «красном смещении» - фотоны, двигаясь в изменяющемся гравитационном потенциале (вверх или вниз), должны изменять свою энергию. И, уверяют нас, Паунд и Ребка [П2] именно это обнаружили! Но, постойте. Если, как мы говорили выше, фотонов в Природе нет, то как же они могут на лету изменять свою энергию? Может быть, Паунд и Ребка обнаружили нечто другое? Ну, точно! Они как раз доказали наличие «склона» земной гравитационной «воронки». Выше мы говорили, что чем дальше частица от центра «воронки», тем её масса чуточку больше. Это справедливо и для энергий квантовых переходов в веществе. Если у излучателя и поглотителя, находящихся на одной высоте, спектральные линии совпадают, то эти линии не будут совпадать, когда излучатель и поглотитель окажутся на разных высотах. Этот феномен предсказывает и сама общая теория относительности, только она не по делу приплетает сюда гравитационное «замедление времени». Но феномен-то есть, и его одного достаточно для объяснения измеренного эффекта у Паунда и Ребки [Г1]. Кстати, если бы у них летели фотоны, да изменяли бы на лету свою энергию, то измеренный эффект был бы удвоенным. А он был одинарный. Выходит, что и с гравитационным «красным смещением» общая теория относительности дала маху.
        Конечно, мы упомянули здесь лишь самые главные «подтверждения» обеих теорий относительности. Уж не обессудьте!

        Их любимые сказочки про белого бычка.
        Детишки, рассаживайтесь поудобнее! Сначала мы расскажем вам про ловлю гравитационных волн. Все детекторы этих волн рассчитаны на то, что эти волны движутся со скоростью света. А почему? Потому что «их скорость большая-пребольшая, но больше скорости света она быть не может». Так говорит официальная доктрина. А мы говорим другое. Вспоминаем: тягу телу сообщает не вещество далёкого «силового центра», а тот самый участочек гравитационного «склона», на котором тело и находится. Значит, тяготение должно действовать без задержки во времени. И опыт подтверждает, что так оно и есть. Ван Фландерн [Ф3] обращает внимание на то, что в уравнениях небесной механики скорость действия тяготения принята бесконечной – и именно такие уравнения описывают движение планет с сумасшедшей точностью: до нескольких угловых секунд за столетие. Может быть, кто-то скажет, что это – не более чем косвенные свидетельства? И потребует результатов измерений «скорости гравитации»? Но, дети, мы же с вами понимаем, что бесконечную скорость измерить невозможно. Зато получить на опыте нижнее ограничение на неё – это пожалуйста. Ещё Лаплас подметил: если солнечное тяготение действовало бы на планеты с запаздыванием, то их орбиты эволюционировали бы. Но таких эволюций не наблюдается. Отсюда Лаплас получил нижнее ограничение на скорость действия тяготения: оно превысило скорость света на 7 порядков [Л4]. А уже наш современник Ван Фландерн [Ф3] сообщил об эксперименте, в котором принимались импульсы от пульсаров, расположенных в разных частях небесной сферы. Обработка давала зависимости, от времени, векторов скорости и ускорения Земли. Оказалось, что центростремительное ускорение Земли, обеспечивающее её движение по орбите, направлено не к видимому положению Солнца, а к его истинному положению. Свет испытывает аберрацию (снос по Брэдли), а тяготение – нет. Отсюда получили уточнённое нижнее ограничение на скорость действия тяготения – оно превысило скорость света уже на 10 порядков [Ф3]. На наш взгляд, всё нормально!
        Релятивисты реагируют на эти факты своеобразно. Вот Копейкин и Фомалонт [К6,К7] божились, что в эксперименте с использованием радиоинтерферометров со сверхдлинными базами они «впервые измерили скорость гравитации». Как будто не было результатов ни Лапласа, ни Ван Фландерна. Нюанс в том, что «впервые измерили» эту скорость так здорово, что она почти совпала со скоростью света. Для этого пришлось попыхтеть, однако. Наш анализ данных и методики Копейкина и Фомалонта показал: они сознательно проимитировали желаемый результат [Г16]. Пусть, дескать, детекторы гравитационных волн живут долго и счастливо! И умрут все в один день!
        А вот и следующая сказочка – про нейтрино. Ловят его, ловят – выловить не могут. Потому что его попросту придумали, чтобы спасти от краха закон сохранения релятивистского импульса, который с очевидностью нарушался при бета-распаде ядер [Г1]. Если бы не эта придумка, теория относительности давно рухнула бы. Прелесть метода в том, что нейтрино изначально наделили свойством не оставлять следов в детекторах – поэтому можно было валить на нейтрино ответственность за свои теоретические проколы, да без риска быть пойманным на лжи. Этот метод от души попользовали не только в теме бета-распада ядер, но и в теме распадов мезонов [Г17]. Там тоже возникли проблемки по линии релятивистских законов сохранения. А свистнули на помощь неуловимое нейтрино – и сразу полегче стало. Всего-то допустили, что пи-мезон распадается не только на мю-мезон, а ещё и на нейтрино – и релятивистские шуточки обрели видимость серьёзности. Правда, в случае с распадом мю-мезона, аналогичная схемка не вполне сработала: одного нейтрино оказалось мало. Пришлось допустить, что мю-мезон распадается на электрон и целых два нейтрино! Теоретики – народ щедрый! Вот если сегодня кто-то усомнится в существовании нейтрино, то ему скажут: «Схемы распада мезонов даны в учебниках! Без нейтрино там полная чушь получается! И потом, есть же специальные детекторы нейтрино – вполне грандиозные сооружения. Если они детектируют не нейтрино – то что же?» О, ответ на этот вопрос хорошо известен. Эти грандиозные сооружения детектируют вовсе не нейтрино, а «продукты реакций, которые, как полагают теоретики, может инициировать только нейтрино – одно на триллион, да и то в урожайный год» [Д3].
        Время от времени нейтринная тематика всплывает в СМИ – чтобы публика не расхолаживалась. В 2011 г. такое всплытие особенно удалось. Публике сообщили, что расстояние в 730 км сквозь земную кору нейтрино преодолевали не просто играючи, а ещё и на 61 наносекунду быстрее, чем в случае движения со скоростью света. Что тут началось! Иные обрадовались и, для теории относительности, усмотрели здесь конец – который они давно предвидели. А мы – просто заглянули в Препринт [П3] авторов сенсации. Это, дети, полный ужас. Никаких корреляций между «генерируемыми пачками нейтрино» и «детектируемыми нейтрино» - не было и в помине [ВЕБ3]. Если бы эти корреляции были, то прямое нахождение временных сдвигов между событиями на источнике и детекторе – не представляло бы особых сложностей. Но по-простому в нейтринных экспериментах не получается. Вот и перемножали вероятности соответствия тех и других событий, отчего «максимальное правдоподобие», по мере накопления данных, уменьшалось (!) и в итоге опустилось до невообразимой величины: ~10-75000! Сопоставьте: число частиц во Вселенной оценивается всего-то в 1080! Короче, мораль: у авторов «сенсации» [П3] не было доказательств не только того, что нейтрино летели быстрее света, у них не было доказательств и того, что нейтрино летели вообще [ВЕБ3].
        Но вы не расстраивайтесь, мы вам лучше ещё одну сказку расскажем. Про ускорители заряженных частиц! Первые циклотроны вполне умещались на лабораторном столе. Это потому, что финансирование тогда было скромное, приходилось экономить. Сейчас – другое дело. Исходная-то задумка была неплохая: разобраться, на чём держится структура атомных ядер, и как эти ядра образуются вообще. Теоретики же полагали, что прежде чем протонам слипнуться из-за действия ядерных сил, им следовало бы приблизиться друг к другу, преодолев кулоновское отталкивание – а для этого им требовалась бы огромная энергия. Ну, вот: разгоняли на ускорителях протоны и бабахали ими по мишеням. Думали, что эти протоны, преодолевши кулоновские барьеры ядер, будут к ядрам прилипать – и таким образом будут получаться более тяжёлые химические элементы. Представьте: закрепили вы, в качестве мишени на ускорителе, железные наручные часы. Поработали по ним 15 минут – и они уже серебряные! А ещё 15 минут – и они уже золотые! Это было бы круто! Эх, вот именно: «было бы». В реальности всё оказалось не так. При энергиях ниже пороговой, протоны просто рассеивались на ядрах, а, при энергиях выше пороговой, они инициировали ядерные реакции: ядра, в которые они вмазывались, моментально разлетались на фрагменты. В упор не понимая, почему так получается, ядерщики рапортовали о своих достижениях: научились, мол, искусственно расщеплять ядра! И публика разевала рты от изумления: «А дальше-то что?» Она ведь думала, что ядерщики знали, что делали. А те так и не понимали – на чём составные ядра держатся и откуда они берутся в Природе. Они ведь даже мысли не допускали о том, что структура ядер может обеспечиваться, опять же, работой специальных структуро-образующих алгоритмов, а подменить их работу чисто физическими средствами – нереально. Поломать стабильное ядро – это возможно, но вот построить стабильное ядро из свободных нуклонов – это дохлый номер.
        Нахлебались этих дохлых номеров – досыта. И тут им повезло: вышла в свет квантовая хромодинамика. Согласно этому учению, нуклоны состоят из более элементарных частичек, кварков, которые удерживаются вместе благодаря обмену глюонами. И ядерщики, бросив свои нерешённые проблемы, кинулись подтверждать это новое учение. Разбить нуклоны на кварки и глюоны – и вот он, триумф! Прикинули: да тут, братцы, потребуются более мощные ускорители! Пришлось их построить. А нуклоны и не подумали разбиваться. Пришлось строить ещё более мощные ускорители. С тем же успехом! «Уж больно крепко связаны кварки в нуклонах», - объясняли теоретики. Ни хрена себе – «крепко связаны»! По ним молотили с энергиями воздействия, на много порядков превышавшими их массы – а, значит, и их энергии связи – а они всё не освобождались! Мы-то понимаем: не было там энергий, «на много порядков превышавших…» - потому что нет в Природе релятивистского роста энергии (см. выше). Поэтому затея с разбиением нуклонов с самого начала была мышиной вознёй. Но уж так далеко зашла эта возня, что, даже по релятивистским меркам, маразм был доведён до абсурда.
        Но и этого специалистам показалось недостаточно. Решили построить Большой адронный коллайдер – чтобы абсурд, уже исчислявшийся многими порядками, стал ещё гораздо крепче. Для прикрытия пустили слух о том, что коллайдер строится не просто так, а для того, чтобы открыть на нём «бозон Хиггса». Для тех, кто не знал, что такое бозон Хиггса, придумали термин-заменитель «частица Бога» - что понятно каждому, особенно если не вдаваться в подробности о том, из какой именно части Бога эта частица берётся. Пока шли строительство и ходовые испытания коллайдера, на рекламу открытия бозона Хиггса потратили немеренные средства. Но вот – презентация этой долгожданной сенсации: она прошла как-то скромно и пришибленно, с какими-то кислыми и малопонятными оговорками… Репортёры расходились оттуда, как оплёванные. Не выпускать же им сенсационные статьи под заголовками «Бозон Хиггса, типа, пойман!»
        А самая любимая сказочка, дети – это сказочка про т.н. управляемый термоядерный синтез. Раз в пять лет нам божатся, что, лет через пять, мировые энергетические проблемы будут решены. Надо лишь подождать, когда специалисты научатся контролировать синтез сверхлёгких ядер. Опыт, приобретённый на ускорителях, ничему этих специалистов не научил. Источник огромной энергии нуклонов, которая требуется для преодоления кулоновского отталкивания, они усматривают в огромной температуре – в десятки миллионов градусов. Ну, и греют плазму. Вот ужо в ней термоядерная реакция пойдёт…
        А с чего эти дяденьки взяли, что термоядерные реакции бывают в Природе? Говорят, что именно они являются источником энергии Солнца? Врут! Исходниками этих реакций должны быть нуклоны, а продуктами – сверхлёгкие ядра. Но, смотрите: к Солнцу падают атомы и ионы, а вылетают из Солнца – нуклоны и электроны! В Солнце происходит не синтез ядер, а, наоборот, их тотальный развал [Г1]! Как?! – говорят ещё, что термоядерные реакции происходят при взрыве водородной бомбы? Опять врут! Водородная бомба – это атомная бомба, дополненная контейнерами с лёгкими элементами. Когда начинается ядерный ба-бах, ядра этих лёгких элементов выдают дополнительные нейтроны, отчего ядерный взрыв получается гораздо эффективнее. В первых атомных бомбах «взрывалось» всего 1.5% от тяжёлых ядер боезаряда, а в первых водородных бомбах – несколько десятков процентов [ВЕБ4]. Только и всего. Никаких термоядерных реакций там не было. Т.н. «термоядерный взрыв» - это просто ядерный взрыв с повышенной эффективностью [ВЕБ4].
        Да и потом: чтобы понять, что управляемый термоядерный синтез – это утопия, не нужно греть вещество до десятков миллионов градусов. Вот простейшая реакция синтеза лёгких ядер – соединение протона с нейтроном. Им, для соединения в стабильный продукт, не требуется преодолевать кулоновское отталкивание – и эта реакция, с выделением немалой энергии, шла бы при комнатной температуре. Но академики не смогут объяснить вам, дети, почему эта реакция у них не идёт [Г1]. Зачем же они строят термоядерные реакторы, которые заведомо не будут работать? Вот говорят, что если учёный не сможет за пять минут объяснить ребёнку, чем он занимается, то он – шарлатан. Это – тот самый случай.

        Комментарий


        • #5
          Это – мыслители или толпа?
          В современном обществе, в эпоху бурного развития информационных технологий, множество людей разочаровалось почти во всём, на чём выстраивается мировоззрение – в идеологиях, религиях, «модерновом искусстве», поп-культуре… и лишь наука осталась для них свята и непогрешима. Потому что лишь наука, мол, честно занимается поиском истины! Потому что всё, что она говорит, основано, мол, на экспериментальных фактах!
          Ну, вот – мы убрали маскировочные сети с физики: полюбуйтесь, чего стоят эти «основания». В современной официальной физике – по большому счёту, живого места нет. Слишком далеко она зашла в «честном поиске истины». Смешно за деньги искать истину – ибо её будут находить там, где больше платят. И тогда не будет лучшего способа быть обманутым, чем полагать: «Ну, учёные-то нас обманывать не должны!»
          Знаете, есть психологический феномен. Человек может поверить во что угодно, за исключением одной вещи, которую он принципиально не может принять на веру, без столкновения с ней на личном опыте. Это – то, что люди, оказывается, могут лгать, т.е. говорить заведомую неправду. Нормального человека это открытие потрясает. А потом – привыкают, и ничего. Многие и сами включаются в процесс… Так вот: физики – тоже люди. И столкновение с ними на личном опыте показывает: физики, оказывается, тоже могут лгать. Кому-то в это не верится? Ну, что же, вера – дело добровольное. Во что угодно!
          Вон – не счесть добровольцев, которые поверили в то, что американские астронавты побывали на поверхности Луны. Хотя вопиющие несуразности «лунной программы США» бросались в глаза не только спецам по ракетной технике, по системам жизнеобеспечения в космосе, по космической связи, по баллистике, но и астрономам, физикам, психологам, спортсменам, кинооператорам, фотографам, светотехникам… да и просто здравомыслящим людям. Про фейерверки этих несуразностей пишут книги (например, [М1,П4,П5]) и создают сайты в Интернете (например, [ВЕБ5,ВЕБ6]). От себя можем добавить: аномальные условия для распространения света в окололунном пространстве порождают известный ещё Галилею [Г18], но до сих пор не объяснённый официальной наукой, феномен обратного рассеяния света Луной. Под каким бы углом ни падал свет на любой участочек лунной поверхности, почти весь отражённый свет идёт обратно, т.е. туда, откуда он пришёл – из-за чего в полнолуние яркость Луны для нас аномально велика. Из-за этого обратного рассеяния, для наблюдателя, находящегося на освещённой поверхности Луны – всегда царят сумерки, и с противосолнечных сторон предметов и неровностей рельефа находятся резкие и совершенно чёрные тени [Г19]. На телекадрах, переданных «Луноходом-1» (см. архив на [ВЕБ7]), во всей красе проявляют себя эти особенности лунного освещения – которые, практически, невозможно подделать в земных условиях. Зная про эти лунные сумерки и совершенно чёрные тени, даже ребёнок сможет убедиться в том, что кино- и фотокадры с американцами на Луне – это стопроцентная фальсификация [Г19].
          И тут мы подходим к интересному вопросу. Ребёнок-то сможет убедиться, а учёные – нет. Желающие, проведите эксперимент – поспрашивайте физиков: «Что означает то, что картинки с американцами на Луне демонстрируют явные признаки НЕ-лунного освещения?» Вы получите потрясающие результаты. 95% из опрошенных начнут волноваться и втолковывать вам, что «это – недоразумение», что «на самом деле, противоречия быть не должно», потому что американцы на Луне были: «Были, и всё!» Вы будете с изумлением слушать речи ваших кумиров, пытающихся отрицать вещи, совершенно очевидные для ребёнка – и начнёте сомневаться в здравии их рассудка. Но это потому, что вы не знаете: такое их поведение диктуется вовсе не рассудком.
          Лебон пишет: «…мысль людей преобразуется не влиянием разума. Идеи начинают оказывать своё действие только тогда, когда они, после медленной переработки, …проникли в тёмную область бессознательного, где вырабатываются… мотивы наших поступков. После этого сила идей очень значительна, потому что разум перестаёт иметь власть над ними. Убеждённый человек, над которым господствует какая-либо идея, религиозная или другая, неприступен для рассуждений, как бы основательны они ни были… Старая идея даже тогда, когда она не более чем слово, мираж, обладает магической властью. Так держится это наследие отживших идей, мнений, условностей, хотя они не выдержали бы малейшего прикосновения критики… Критический дух составляет высшее, очень редкое качество, а подражательный ум представляет весьма распространённую способность: громадное большинство людей принимает без критики все установившиеся идеи, какие ему доставляет общественное мнение и передаёт воспитание» [Л1].
          Эти слова вполне применимы и к идеям, господствующим в науке, и, в частности, в физике. Идея, закрепившаяся в подсознании физиков, приобретает статус высшей научной истины, неприступной для разумных логических контр-доводов. «Не могли же столько физиков ошибаться!» - вот аргументация тех, кто и не делали ничего такого, где можно было ошибиться, поскольку попросту усвоили своим «подражательным умом» то, что им вдолбили. Не разум, а подсознание господствует над ними даже в вопросе о том, «были ли американцы на Луне». Что же говорить про научные догматы о том, что «свет – это летящие фотоны», что «все тела притягиваются друг к другу», что «разноимённые заряды притягиваются, а одноимённые отталкиваются»! Какой разумной реакции можно ждать на попытки пересмотра этих догматов? – даже если новая концепция честнее отражает экспериментальные реалии!
          Про нечто вроде «инерции мышления» говорит и Томас Кун [К8]. Научная революция, мол, происходит не каждый день – ей непременно предшествует кризис в науке, т.е. проблема, неразрешимая в рамках принятой парадигмы. Например – новый факт, не укладывающийся в неё. Но – вот тебе раз! – «пока учёный не научится видеть природу в ином свете, новый факт не может считаться вообще фактом вполне научным» [К8]. Т.е., чихали учёные на новый факт, пока не появится его приемлемое объяснение. Какой же это «кризис»? Всё идёт, как надо! Вот ежели объяснение нового факта будет принято, тогда задним числом выяснится, что был, оказывается, кризис… но он уже успешно преодолён – так что не стыдно и признаться. А если объяснение нового факта не будет принято, то факт так и останется «ненаучным». История физики устлана такими фактами – о которых историки физики предпочитают не вспоминать. Причём, иные из них настолько ненаучны, что историков в кошмар вгоняют. Взять хотя бы устройства Николы Теслы, которые наглядно показывали, что тогдашние высоконаучные представления об электричестве были попросту смехотворны. Тесла собирался обеспечить дешёвой электроэнергией потребителей на всём земном шаре – обойдясь без проводов. Желающие имели возможность убедиться в том, что, загадочным для науки образом, всё это реально работало – потому оборудование Теслы и уничтожили. Иначе вышла бы «ненаучная революция», неугодная «сильным мира сего».
          Но про это Томас Кун не говорит – кишка тонка. Его послушать – так непонятно, как революции в науке вообще возможны: «учёным не удаётся отбросить парадигмы, когда они сталкиваются с аномалиями или контрпримерами. Они не смогли бы поступить таким образом и тем не менее остаться учёными» [К8]. Вот это да! А почему – «не удаётся»? А почему – «не смогли бы»? В ответ мы получаем какой-то лепет: «…учёные, которым не чуждо ничто человеческое, не всегда могут признавать свои заблуждения, даже когда сталкиваются с сильными доводами», и т.п. [К8]. В общем, трудно им признавать чужую правоту, и не нужно их строго судить, бедненьких. А про подсознание Томас Кун ничего не знает? Ай-яй-яй. Что же он мог сказать толкового про научные революции – представитель учёной толпы, который писал для учёной толпы про учёную толпу? Научные революции делаются не учёными толпами! Кстати, не следует равнять учёную толпу с уличной. Уличная толпа живёт недолго: её участники в итоге расходятся, и каждый вновь обретает свой рассудок. Толпа же учёных – это всерьёз и надолго.
          Как, при таких делах, вообще возможно развитие науки – в частности, физики? Как побеждают новые, «продвинутые» теории? Ну, иным теориям и побеждать-то ничего не надо. Вот, например, до появления квантовой хромодинамики, представления физиков о том, на чём держатся структуры атомных ядер, были в весьма плачевном состоянии. Мезонная теория ядерных сил не давала ответов даже на простейшие вопросы [Г1]. И вот, квантовая хромодинамика пошла гораздо дальше и глубже, сохранив все представления мезонной теории. Т.е., все нерешённые проблемы – так и остались нерешёнными. На них просто махнули рукой и занялись «более продвинутыми» проблемами – с кварками да глюонами. «Передний край» продвинули, а дыры, оставшиеся в тылу, перевели в разряд «неактуальных». Сегодня передний край физики весь такой «продвинутый» - с завалами «неактуальных» дыр в тылу. Помните – «человек с нормальным зрением смотрит на передний край науки и дальше не видит»? Ему и не положено дальше видеть! А вот второй пример: как победила теория относительности – не имевшая честных экспериментальных подтверждений (см. выше) и не содержавшая ничего, кроме издевательств над здравым смыслом. (Люди, больные на голову, любят спрашивать: «Простите, а что такое здравый смысл?» Здравомыслящие же люди хорошо знают, что это такое: это то, чем они руководствуются, когда мыслят здраво). Так вот, она «победила» благодаря беспрецедентной пиар-кампании, организованной с международным размахом: «с ноября 1919 года начинается широкая пиарная кампания в поддержку общей теории относительности (ОТО), которая по заявлениям релятивистов является развитием СТО (что на самом деле далеко не так, но тем не менее пропаганда интерпретаций СТО также усиливается). Начинаются постоянные публикации в газетах, публичные выступления перед неспециалистами (школьниками, домохозяйками и т.д.), к рекламе привлекается даже Чарли Чаплин» [ВЕБ8]. Параллельно этой кампании шла травля известных физиков, выступавших с критикой теории относительности – с ними не могли тягаться по правилам научной борьбы, поэтому их обвиняли… в антисемитизме [ВЕБ8]. Результирующая «победа» наглядно иллюстрирует, что сообщество физиков давно живёт по законам толпы и хорошо управляется методами воздействия на толпу.
          А мы наивно полагали, что учёные заняты поиском истины, что они стремятся к правде! «Толпа никогда не стремилась к правде; она отворачивается от очевидности, не нравящейся ей, и предпочитает поклоняться заблуждению, если оно обольщает её» [Л1]. Действительно, какая прелесть – та же теория относительности, с её коронным рекламным трюком: «не каждый способен её понять»! Делай вид, что ты её понимаешь – и сразу выглядишь гораздо умнее того, кто честно признаётся, что её не понимает. Какая кормёжка для собственной значимости! Те, кто пиарили эту пустышку – знали, что делали. Но попробуйте сказать релятивисту, что это – пустышка. У него сразу сработает защитная реакция, о которой тоже давно известно инженерам человеческих душ: «Не могли же меня, такого умного, так грязно обмануть!» Это – уже ничем не прошибёшь!
          Только вот в физике – всё взаимосвязано. Если даже небольшой обман в ней не пресечь сразу, то далее он будет умножаться – потому что каждый обман придётся подкреплять десятком новых обманов. А параллельно будет умножаться обман и в околонаучной пропаганде. Надо же было так провраться: «Одно из наиболее строгих, хотя и неписаных, правил научной жизни состоит в запрете на обращение к главам государств или к широким массам народа по вопросам науки» [К8]. И как – соблюдают ли физики это строгое правило? Да они вспоминают про него лишь тогда, когда им нужно поставить на место какого-нибудь самородка-выскочку. Не к себе же им применять такие строгости! Вот, к кому физики обращаются за деньгами на свои дорогостоящие цацки – если не к главам государств? К их любовницам, что ли? И к кому, если не к широким массам народа, они обращаются, когда информацию о своих, якобы, достижениях они немедленно размещают в Интернете и других СМИ – задолго до появления соответствующих статей в рецензируемой научной периодике?
          Катастрофическое умножение обмана в современной официальной физике – это результат того, что слишком долго сообщество физиков жило по законам толпы. Ведь толпа, как говорил Лебон, не может созидать: «Сила толпы направлена лишь к разрушению»[Л1]. Неспроста сообщество физиков предстаёт перед нами совсем не в том ореоле, к которому оно привыкло. Воззрения учёной толпы физиков на устройство мира определяются не пылающим разумом, а тёмными закоулками подсознания. Эта учёная толпа занята не тем, что ищет истину, а тем, что упорствует в своих заблуждениях.
          Но если на такие занятия выбрасывают всё больше и больше средств – «значит, это кому-нибудь нужно?»

          Комментарий


          • #6
            Как науку физику используют для «управления людями».
            Нам неустанно вещают, через СМИ, что назначением науки является обеспечение научно-технического прогресса, плодами которого мы все пользуемся: «Атомные бомбы! Надёжные средства доставки! Высокоточные системы наведения!.. простите, это не тот листочек… ага, вот. Персональные компьютеры! Мобильные телефоны! GPS-навигаторы! Всё это появилось благодаря верной физической картине мира, над которой самоотверженно трудятся учёные!» Да, прикладная физика делает некоторые успехи. Но эти успехи обусловлены вовсе не верной физической картиной мира, а технологическими прорывами. Физическую картину мира задним числом подстраивали под эти прорывы, самоотверженно сочиняя новые теории, внезапно ставшие востребованными. Так, чудеса электропроводности полупроводников подвигнули теоретиков на то, чтобы придумать «дырки». Над этим научным «подвигом» будут смеяться дети, потому что нет в твёрдых телах свободных носителей положительного электричества (см. выше). И таких примеров фундаментального непонимания физических процессов – не один и не два десятка. О какой «верной физической картине мира» может идти речь? Да, научились штамповать компьютеры, мобильнички, навигаторы – без понимания физических принципов, на которых они работают. Атомные бомбы у них тоже взрываются – но понимания того, что при этом происходит, у них тоже нет [Г1]. Как вам это нравится: «Учёные в русле нормальной науки не ставят себе целей создания новых теорий, обычно к тому же они нетерпимы и к созданию таких теорий другими» [К8]. Разве такая наука может «обеспечивать научно-технический прогресс»? – если она вспоминает о своём «предназначении» только после получения очередной пощёчины или очередного пинка под зад? Плоды научно-технического прогресса, которыми «мы все пользуемся» - это жалкая мелочёвка по сравнению с какой-то сверхзадачей, к решению которой привлекли физику.
            Об участии её в решении какой-то сверхзадачи говорит хотя бы тот многозначительный факт, что физики находятся вне закона. Они выбрасывают колоссальные ресурсы на проекты, которые, как отмечалось выше, являются заведомо нерабочими. Юридически, такие деяния можно квалифицировать как мошенничество и обман потребителей – причём, организованной группой и с причинением значительного ущерба. Но учёным все эти «пустяки» прощаются, и они прекрасно знают, что останутся безнаказанными. За что же им такие привилегии? Что же это за сверхзадача, ради которой им всё сходит с рук? Эта сверхзадача – управление большими массами людей. Речь идёт не о т.н. психотронных воздействиях на людей. Если бы физика здесь ограничилась только этим скромным вкладом, то всё сходило бы с рук только психотронщикам. Нет, речь идёт о той роли, которую в управлении людьми играет физика в целом – как форма общественного сознания.
            Задача управления большими массами людей неизбежно возникает по ходу развития цивилизации. Как управлять поведением людей? Их деяния инициируются теми или иными стимулами. В душе каждого индивидуума есть «ключики», воздействия на которые являются стимулами для тех или иных деяний. Зная «ключики» индивидуума, можно, через воздействия на них, эффективно управлять этим индивидуумом. Но дело в том, что, без специально принятых мер, у разных индивидуумов наборы «ключиков» тоже разные. Тогда управление большими массами людей – неэффективно, поскольку оно требует некоторых затрат на подбор «ключиков» в индивидуальном порядке. Для эффективного управления необходимо, чтобы наборы «ключиков» в управляемой массе людей были одинаковыми, «стандартными». А поскольку набор «ключиков» индивидуума определяется, главным образом, его мировоззрением, то, для эффективного управления массой людей, требуется одинаковость мировоззрений у представителей этой массы.
            Для решения именно этой задачи – массового насаждения одинакового мировоззрения – были призваны религии и идеологии. А, с некоторых пор, этим занимается и наука. Более того, наука находится здесь на особом положении. Ни одна религия и ни одна идеология не претендует на глобальный охват всех народов Земли. Наука же нацелена именно на этот глобальный уровень работы – с так называемым «всем прогрессивным человечеством».
            Что касается физики, то после того, как её нацелили на эту глобальную задачу, она совсем перестала заботиться о том, чтобы её представления о мире были адекватны реалиям этого мира. Ведь, для эффективного управления людьми неважно то, насколько истинны их мировоззрения, а важно лишь то, что их мировоззрения – одинаковы. Насаждение теории относительности было лишь «верхушкой айсберга» в прокатившейся по физике волне унификации – после чего остались лишь воспоминания о немецкой, английской, французской физических школах. Раньше эти школы конкурировали друг с другом и указывали друг другу на ошибки – отчего развитие науки убыстрялось. Теперь же, указания на ошибки мешали бы физике решать главную задачу – насаждать людям одинаковое «научное мировоззрение». Поэтому и культивируется образ святой и непогрешимой физики.
            Для учёных-физиков, конечно, грех не попользоваться такой благодатью. Работая с народными массами, физики сами используют методы воздействия на толпу, принципы которых описаны Лебоном. Эти принципы просты. Во-первых, ничего не объяснять толпе, а производить на неё впечатление – т.е. лгать, ибо чем наглее и красивее ложь, тем больше она впечатляет толпу. «Невероятного для толпы не существует» [Л1]. Во-вторых, не допускать критики своих впечатляющих толпу заявлений. Да откуда ей быть, критике? «Большинство людей, особенно в народных массах, за пределами своей специальности не имеют почти ни о чём ясных и более или менее определённых понятий» [Л1]. Вон, астрофизики порадовали: пронаблюдали, мол, как «чёрная дыра пожирает звезду» - и предъявили свидетельство: ролик, состряпанный средствами компьютерной анимации. Публика смотрит этот мультик – и верит… в чёрные дыры… А ещё она верит в гравитационные волны, в искривление пространства-времени, в Большой Взрыв, в «замедление времени» и «рост массы», в нейтрино и фотоны, в сверхпроводимость и термоядерный синтез… «Миллионы леммингов не могут ошибаться!» Мы видим, что современная официальная физика отнюдь не объясняет людям, как устроен мир, она не «несёт свет истины в массы»! Наоборот, она сознательно занимается дебилизацией населения – под лозунгом «пипл всё схавает». В этой работе с населением, представители разных направлений в физике соревнуются друг с другом – кто кого переплюнет. И потешаются над теми, кто подозревает здесь заговор [ВЕБ9]. Можно подумать, что распиловка огромных денег – никем не координируется и пущена на самотёк!
            Безусловно, управление большими массами людей – необходимо. Но выстраивать управление ими на тотальной лжи – это значит совершать стратегическую ошибку. Управление, основанное на тотальной лжи – неустойчиво, и оно обязательно рухнет. Потому что всё тайное станет явным, а обманывать – нехорошо.

            Комментарий

            Обработка...
            X